Solo

Людмила Андроник: Я не знаю, о чем поет "Божья коровка"

Людмила Андроник: Я не знаю, о чем поет "Божья коровка"

Без претензий на оригинальность, менеджер по связям с общественностью кампании "Le Bridge" Людмила Андроник слушает Джузеппе Верди, Мирчу Оцел и Сигеро Умбаяши. Она говорит, что в музыкальном развитии осталась в далеких 80-х, и это не мешает ей любить группу "Крематорий" и "Rammstein".

У меня от природы хороший слух и голос. В детстве я любила называть себя Людмилой Зыкиной. Тогда мне нравилось записывать себя на магнитофон и представляться не больше, не меньше "Народной Артисткой СССР Людмилой Евгеньевной Чурару" (по девичьей фамилии). Потом был период, когда я солировала в Детском эстрадно-симфоническом оркестре. Пару лет я жила с кокетливой мыслью, что когда-нибудь стану оперной примадонной. Я представляла, что если петь, то только оперу, а если петь оперу, то быть только примадонной. Но жизнь внесла свои коррективы, и самым большим корректором в ней оказался мой папа, у которого одно из образований – музыкальное. Он сказал, что это профессия, при которой я должна буду работать, пока все отдыхают. Видимо,  аргумент был достаточно веским – к этой идее я не возвращалась.

Мое отношение к музыке довольно утилитарное – она не должна быть раздражающей.  Когда мне нужно послушать музыку, которая бы меня успокоила или же, наоборот, дала ритм, я включаю классику. И это не чванство. Я не слушаю Альфреда Гарриевича Шнитке – не понимаю я его, хотя знаю, что он великий. Мне приятней послушать Петра Ильича Чайковского, Вольфганга Амадея Моцарта, Сергея Васильевича Рахманинова – то, что  является наиболее легким, ни к чему не обязывает, не требует от меня каких-то сверхусилий для восприятия. Не так давно я открыла для себя программу i-tunes, где для прослушивания предлагается огромное количество радийный станций с классической музыкой, остается только выбрать.

У меня есть три любимые оперы Джузеппе Верди, которые я хорошо воспринимаю как в оперном зале, так и в записи, слушаю арии из них. Я очень люблю "Травиату" (La traviata), "Набукко" (Nabucco) и с удовольствием слушаю "Риголетто" (Rigoletto). Это всем известные вещи, я не открываю Америку, но вот что-то в  них есть, что меня всегда трогает.  Я никогда не переключусь на другую волну или канал, если они звучат.  Я могу их напевать про себя.

Мне очень нравятся некоторые вещи, которые выражают мое настроение. В определенный момент я открыла для себя музыкальное произведение, которое было настолько душераздирающим, что не могла его не слушать. Это часть саундтрека к фильму "2046" 2004г, написанного композитором Сигеро Умбаяши (Shigeru Umebayashi). Когда я работала в офисе поменьше, я всех задолбала своим "Secret Garden Adagio". Я могла слушать его очень тихо, если у меня было романтическое настроение, могла очень громко включать, чтоб прочувствовать и зарядиться.

В том, что не касается классической музыки, мои предпочтениях остановились где-то на 80-90-х. У меня такое ощущение, что я застряла в том музыкальном периоде  и дальше просто не пошла. Я люблю все, что выпускалось на советской эстраде до 1985 года,  до начала эпохи групп "Мираж", "Ласковый май". Вся последующая мода прошла мимо меня, я просто потеряла этот пласт. Я знаю, что они существуют, но назвать каждого не в силах. Мой муж частенько проверяет мое знание групп того времени и в шутку спрашивает "Кто это поет?", понимая, что я ему не отвечу. Я не знаю, что поет "Божья коровка". Единственное, что мне на самом деле нравится из того времени, это группа "Крематорий". А из зарубежного мне нравилась ABBA. ABBA – это как отдельная глава, ее я могу слушать бесконечно, затирая до дыр.

Я очень люблю французскую музыку – то, что принято называть французским шансоном. Я могу сотни тысяч раз слушать Эдит Пиаф, может, потому что хорошо знаю французский и мне близок текст. Я обожаю  Мирей Матье и Шарля Азнавура.  Их я могу слушать бесконечно. К этим любимым исполнителям можно добавить и бельгийца Жака Бреля. Еще как исполнителей я очень люблю итальянцев.

Я люблю старую молдавскую эстраду 70-80-х годов – пока были востребованными Дойна и Ион Теодорович, Анжела Бучко. Возможно, она ассоциируется с периодом  прекрасной юности, но я очень люблю ее за музыкальность, люблю и уважаю. Существуют некоторые произведения, которые не были особо популярны даже в то время – например, песни Мирчи Оцел, – но для меня они особенные. Особенная в них оркестровка, аранжировка. Я вижу в этих произведениях современность.

Практически вся наша эстрада основывалась на эстрадно-симфонических оркестрах. Была хорошая оркестровка с большим количеством скрипок, всеми музыкальными инструментами. Вот это мне нравится, я могу прочувствовать такую музыку.

Я человек, для которого популярные сегодня имена мало что значат. Из современной музыки единственное, что мне нравится, это Мадонна, Бьорк, Энья. Да, еще мне нравится Рамштайн – по силе своего звучания, у них классные аранжировки. Я не могу не слышать, как в унисон звучат некоторые инструменты в их произведениях, это цепляет, это мое.  Нравится то, что они из себя представляют.

Моему сыну 12 лет. Самое интересное, что один раз поинтересовавшись, какая музыка мне нравится, и прослушав ее, он сказал "Слушай, а она классная". Видимо, это то, что остается в общей музыкальной культуре.

Ксения Доловова

All Moldova

Еще Solo