Solo

Петр Лучинский: Все, чего хотел, я добивался

Петр Лучинский: Все, чего хотел, я добивался

Когда человеку есть что сказать, он это делает, независимо от государственной должности, социального статуса или возраста. Таким человеком оказался Петр Лучинский. Со вторым президентом Республики Молдова мы говорили о мечтах, друзьях, поколениях и судьбе…

Петр Кириллович, все мы в детстве о чем-то мечтали. Я думаю, политики в этом случае тоже не исключение. Вспомните, пожалуйста, о чем мечтали Вы, и какую мечту Вам удалось осуществить?

Не помню, чтобы я когда-нибудь мечтал о чем-то неосуществимом. Мои мечты всегда были связаны с земными вещами. Может быть, в детстве неосознанно я еще не представлял, как, но мне всегда хотелось делать что-то для людей. Поэтому я не только хотел, но и стремился занимать такие позиции в обществе, которые позволили бы мне чувствовать свой потенциал при оказании помощи людям. В институте я был старостой, в молодежной организации - председателем, потом возглавил городскую организацию, вслед за этим и республиканскую. Воплощение ли это мечты? Не знаю. Знаю точно, что поскольку от жизни я никогда не отрывался, то всего, чего хотел, я добивался. По этой же причине у меня и разочарований в жизни было меньше.

А разочаровываться в людях Вам часто приходилось?

Часто. По натуре я такой человек, что предпочитаю в каждом видеть больше хорошего. Но есть негативные черты, которые невозможно не заметить. Например, чем больше я людей узнаю, тем чаще сталкиваюсь с ситуацией, когда, оказывается, некоторым держать свое слово совсем не обязательно: сегодня что-то сказал, к вечеру забыл, завтра что-то пообещал, послезавтра обещание не выполнил. К моему большому сожалению, подобное встречается сплошь и рядом. Более того, не держать свое слово – это практически неотъемлемая черта характера многих людей. Мне только непонятно, как в таких условиях люди вообще о чем-то договариваются.

Будем надеяться, что это качество присуще, все-таки, далеко не всем. Вашим друзьям, например. У Вас есть настоящие друзья?

Есть. Политикам, в силу своей деятельности, приходится корректировать жизненные пути многих людей, иногда даже решать их судьбу. Поэтому близко подпускать к себе кого-либо политики не торопятся. Но, конечно, политики – обычные люди, и настоящие друзья у них есть. Вообще, дружба как таковая - это огромная ответственность, причем взаимная. Обрести искреннего друга очень сложно, зато потерять очень легко. Для этого стоит один раз его по-крупному подвести. Поэтому для дружбы недостаточно просто кого-то назвать своим другом, необходимо еще делать так, чтобы он чувствовал это.

Мне понравилось выражение одного, если не ошибаюсь, музыканта: "Жизнь – это то, что с тобой происходит, когда ты этого совершенно не ожидаешь". Вот в таких неожиданных моментах и выявляется, кто твой настоящий друг, а кто просто прохожий. Я таких настоящих друзей накапливал всю жизнь. Их немного, но они проверенные временем.

Как Вы думаете, понятие дружбы сегодня отличается от того, что было, например, двадцать-тридцать лет назад? Или проявления человеческих отношений, в принципе, времени не подвластны?

Дружба - как наш организм. Как он реагирует на изменение погоды, так и дружба ощущает изменения внешней среды. Мы жили в обществе, где государство все брало на себя. В институте нам не надо было думать, как заработать денег, – у нас была стипендия. Мы не думали, где будем потом работать, – работу предоставляли, а если ты еще и хорошо учился, то мог позволить даже сам выбрать себе место работы. Раньше даже анекдотов было больше только потому, что люди не были перезагружены. Мы жили неторопливой размеренной жизнью, когда времени хватало и на анекдоты, и на друзей. А вы сейчас живете в среде, где вас кормят ваши ноги. При нынешнем темпе жизни у вас нет лишнего времени просто так с кем-то поболтать, вам надо успеть разрешить ваши проблемы. Конечно, и дружба у вас другая. Хотя - я смотрю по своим сыновьям - у них есть друзья. Значит, само понятие "дружба" не исчерпало себя.

Вы говорили о различиях между поколениями. По-вашему, среда какого поколения наиболее комфортна: "ваша", когда все за вас решало государство, но информационный поток сводился к минимуму, или "наша", когда каждый предоставлен сам себе, но доступ к информации неограничен?

Где-то между этими поколениями должна быть золотая середина. Взрослые люди говорят, что тогда было лучше. Молодые логично замечают - раз тогда было лучше, почему отказались от этого? Тем временем, молодежь сегодня хочет жить хорошо, но делать для этого что-либо не хочет. Взять, например, Кишинев. У нас же целый город болтающихся без дела людей. В этом я вижу большой парадокс: насколько наш народ добрый и гостеприимный, настолько и ленивый.

Я понимаю философию сегодняшней молодежи жить сегодняшним днем. Но, как насчет завтра? Для того чтобы что-то двигалось вперед, надо хотя бы быть организованным.

Просто в нынешних условиях, когда не знаешь, что с тобой будет завтра, лучше получать удовольствие от жизни сегодня…

Я хорошо отношусь к сегодняшней молодежи и уважаю ее подход к своей жизни. Но жить только сегодняшним днем – результат поверхностного мышления. Существовать без перспектив просто разрушительно и в первую очередь для самой же молодежи. Большинство живет мечтами, и никто не хочет принимать действительность. Вот, например, молодежь хочет в Европу. Хорошо, но ведь она даже не хочет начать жить по европейским канонам. Наш поехал в Европу, сел в машину, застегнул ремень, вернулся в Молдову, ремень расстегнул. Почему? Потому что там - Европа, где надо соблюдать законы, а тут -  дом, где делать это совсем необязательно. Поэтому никто, кроме нас самих, в нашей жизни не виноват: мы живем согласно нашему менталитету. И только когда мы неблагоприятный образ жизни примем за свой недостаток, мы захотим от него избавиться как от любого недостатка. А пока мы даже не пытаемся это сделать.

Петр Кириллович, Вы верите в судьбу?

Конечно. Свое видение этого вопроса я описал в книге "Жизнь и смерть". Представим, что Бог – это огромный компьютер, а мы с вами вместе с нашими основными моментами жизни – маленькие программки в нем. Но не зря говорят, что мы созданы по Его образу и подобию, потому что мы – это маленькие Боги, и многое в своей жизни можем совершать самостоятельно. Что-то в любом случае запрограммировано заранее, но решающая точка все равно остается за нами.

Мы обозначили, что о политике не говорим, но косвенно все-таки хочется коснуться этой темы. Сегодня в политике все больше встречается женщин. Скажите, как Вы к этому относитесь?

Очень хорошо. У женщин целый ряд преимуществ перед мужчинами. Женщины более честные, более добросовестные, более аккуратные, они запрограммированы по-другому. И, надеюсь, что с приходом женщин политика только выиграет.

Петр Кириллович, каждый из нас хочет после себя что-то оставить. Что хотите оставить вы?

Что хотел, уже оставил. Человеку необходимо пустить корни, которые даже после него будут плодоносить. Вместо одного дерева, которое традиционно должен посадить мужчина, я высадил целые сады. Возвел дома в Таджикистане, где несколько лет работал. В своей деревне построил колодец, который не позволит остаться без воды. Написал несколько книг, из которых люди всегда смогут черпать для себя что-то интересное. Главное - я вырастил двух замечательных сыновей, которые сейчас заботятся обо мне, а я – о внуках. Кстати, позавчера у Сергея родился сын, который стал моим седьмым внуком. Счастливая цифра, дай Бог ему хорошего будущего. Если получится, оставлю еще что-то, но пока мне достаточно того, что есть…

Кристина Штирбу

Фото: Иван Собецки

AllMoldova

Еще Solo