Solo

Павел Парфений о проигрышах, внешности и шоу-бизнесе по-молдавски

Павел Парфений о проигрышах, внешности и шоу-бизнесе по-молдавски

Паша Парфений относится к тем артистам, про которых обычно говорят "молодой и перспективный". Я бы еще добавила "талантливый и амбициозный". С таким коктейлем достоинств его ждет большое будущее, но… пока мы говорим о настоящем. 

Паша, с тобой хочется разговаривать о приятном, но, прости, не могу не спросить об истории, связанной с твоим недавним выступлением на "Cerbul de Aur", где твое пение, так скажем, оставляло желать лучшего. Расскажи, что там произошло?

Ничего особенного не произошло. Так получилось, что до этого я участвовал в трех фестивалях, где выступил совсем неплохо (прим.: "George Gregoriu" – 1 место, "Славянский Базар" – 1 место, "Mamaia 2009" – 1 место). Многие посчитали закономерностью, что на "Cerbul de Aur" я тоже должен был занять 1 место. А закономерностью стало лишь то, что четыре фестиваля подряд – это слишком много. Я устал. Это я понял еще тогда, когда только готовился к конкурсу. Если некоторые едут на фестивали для того, чтобы участвовать, то я еду для того, чтобы побеждать. Поэтому подготовка идет серьезная. А в этот раз я чувствовал, что сил на все не хватает.

Если чувствовал, почему от фестиваля не отказался?

Как я мог отказаться, раз уже приехал? Я знал, что ожидание публики накладывает на артиста определенную ответственность. Старался как-то мобилизоваться, но так и не получилось. Зато, как бы странно это  ни звучало, но после проигрыша я почувствовал колоссальное облегчение. Я понял, что проиграл еще до того, как объявили результаты, поэтому не отказывал себе в отдыхе. Расслаблялся так, как обычно не позволяю себе на фестивалях. Чувствовал какую-то внутреннюю разрядку, какая бывает после сильного напряжения.

К тому же, кто сказал, что проигрывать – это плохо? По-моему, это отличный стимул стремиться к новым высотам и победам.

Четыре фестиваля подряд – это на самом деле много. Так к чему тогда эта гонка за победами?

Ты, наверное, хочешь услышать, что подобным образом я самоутверждаюсь. Скорее всего, частичка правды в этом есть. Каждый фестиваль придает артисту уверенности. Особенно, если ты его выигрываешь.

Но, помимо этого, фестивали – это рабочее состояние для артиста, момент его развития, не позволяющий топтаться на одном месте. Так получается, что обычно фестивали проводятся летом, поэтому динамичность выступлений не дает возможности передохнуть.

На фестивалях, ты, как правило, выступаешь один, но тебя знают еще и как участника популярного проекта SunStroke Project. Тебе как комфортнее работать: одному или в команде?

В зависимости от формата выступлений. Некоторые фестивали, например,  предполагают участие только вокалиста, и тогда я появляюсь один. Есть мероприятия, где мы участвуем с проектом. Вот, недавно вернулись из Баку, на прошлой неделе были в Киеве, сейчас намечены еще некоторые поездки. Там мы выступаем вместе и делаем это неплохо. Надо сказать, что работать в команде все-таки легче.

Ответственности меньше?

И это тоже. К тому же, шоу есть шоу. Артист, выступающий на сцене один, никогда не произведет такого визуального эффекта, как может произвести команда.

Мне всегда казалось, что вокалисту в группе отведена роль главного. Это так?

Нет. Когда мы выступаем все вместе, я никогда не выпячиваюсь. Работаем по командному принципу, разделяя между собой обязанности, ответственность, популярность и все, что связано с группой. Что касается моей сольной карьеры, то тут уже проявляется моя самостоятельность.

Паша, у тебя хорошее музыкальное образование, и родители у тебя профессиональные музыканты. А что еще, кроме музыкального образования, нужно артисту, чтобы быть в топе?

Я бы не сказал, что для того, чтобы быть в топе, артисту необходимо музыкальное образование. Это всего лишь хорошая составляющая. А для лидирующих позиций нужна сильная менеджерская работа и некая фишка, позволяющая одного артиста отличить от остальных. Ну, и, конечно, для того, чтобы чего-то добиться, надо быть фанатиком своего дела.

И в этом списке совсем не обязателен такой пункт, как внешность?

Почему же? Внешность определенно играет свою роль. Но внешние параметры производят впечатление на публику тогда, когда они отражают твою внутреннюю составляющую. Другими словами, если артист красив, то эта красота не должна быть пустой, иначе очень быстро она станет чем-то обыкновенным. В любом случае, артист, конечно, должен нравиться публике, и внешне в том числе.

Ты чувствуешь, что нравишься публике?

Так скажем, я не испытываю недостатка во внимании. По крайней мере, среди нашей публики.

А какая она, "ваша" публика?

Наша публика – это молодые люди, посещающие клубы, это контингент, интересующийся чем-то современным. А направление, в котором мы работаем, относится к современной музыке.

Если я не ошибаюсь, ты работал в нескольких направлениях. На сегодняшний день определился, в каком из них будешь идти дальше?

Скорее всего, это будет поп-музыка. С нее я начинал в первой группе с Борисом Ковалем. Потом была группа, работавшая в направлении рок-н-ролла, сейчас это хаус. И если делать некоторые прогнозы, то вкусы публики еще будут концентрироваться именно на хаус-музыке. С развитием технических возможностей и пристрастий к клубам, клубная музыка будет только набирать обороты. По крайней мере, сейчас концертных площадок в мире в раз пятьдесят меньше, чем клубных.

То есть, ты в своем творчестве все-таки ориентируешься на модные музыкальные веяния?

Понятие "модно" в отношении музыки – довольно относительное. К тому же, его не стоит путать с музыкальностью. А музыкальность есть в любом направлении, и в хаус-музыке в том числе.

Ну, вряд ли можно сравнить музыкальность в "попсе" и музыкальность, например, в джазе, которому ты учился с заметными успехами. Почему ты, кстати, не остановился на джазе?

Я и не думал никогда на нем останавливаться. Джаз, конечно – это музыка, наиболее укомплектованная знаниями. Если ты ими овладеешь, потом легче будет работать в любом направлении. Но того, что мы привыкли называть джазом, уже нет. Традиционный джаз пережил свой пик в определенное время, и сегодня развиваются лишь его направления. У нас, например, развитие получил только этно-джаз. Все остальное - лишь исполнительство того, что было когда-то. Мне это не интересно.

Паша, сколько ты уже на сцене?

Года два.

За два года ты уже понял, что такое шоу-бизнес по-молдавски?

Шоу-бизнес по-молдавски – это свадьбы и куматрии. Никто не говорит, что это плохо, но, поверь, это не то, о чем мечтает артист. Артист – это человек, в первую очередь, связанный со сценой и с публикой. Я с 14 лет работал на свадьбах вместе с папой и слишком хорошо знаю всю эту кухню. Сейчас я стараюсь отказываться от такого рода мероприятий. К тому же, направление, в котором мы работаем – это не совсем свадебный репертуар.

На свадьбах вы не выступаете, концертов в Молдове, в принципе, немного, на чем же вы тогда зарабатываете?

На клубах. На них можно зарабатывать, но, к сожалению, таких клубов у нас не так много. Зато, выезжая в другие города, могу сказать, что клубная культура у нас не такая уж и отставшая. В сравнении, например, с клубами в Баку. Там до сих пор существует много устаревших стереотипов, от которых мы избавились еще несколько лет назад. Так что, у нас с клубами как раз все в порядке.

Паша, молодые артисты меньше всего защищены от внешних проявлений, когда окружающие начинают активно реагировать на его популярность. Тебе 23 года, и ты считаешься одним из самых заметных молдавских исполнителей. Не "заносит" тебя иногда от твоей популярности?

Было как-то. Мне было 16 лет, я приехал в Кишинев из Тирасполя для участия в первом тогда конкурсе "Doua Inimi Gemenii". Я не знал в столице никого. Настолько никого, что первую ночь ночевал на вокзале. А в конкурсе участвовали на тот момент уже известные молдавские артисты. Я взял гран-при. Тогда начало было "заносить", но рядом оказался папа, который всегда контролировал такие процессы.

На самом деле, чем у артиста больше амбиций, тем меньше вероятности для звездности. На нее просто не остается времени. А у меня амбиций много…

Кристина Штирбу

AllMoldova

Фото: Иван Собецки

Беседа проходила в Velgar Restaurant

Еще Solo