Solo

Кристина Штирбу немного о себе

Кристина Штирбу немного о себе

Начинать новую рубрику "Жизнь в фотографиях", наверное, не очень скромно, но почему бы и нет?

Писать про себя не так просто. Не знаю, как мои интервьюируемые, но у меня при рассказе о себе, боролись два чувства: искреннее стремление быть самой собой и нормальное человеческое желание казаться чуть-чуть лучше, чем есть на самом деле. В общем, я решила не углубляться в закрома, а просто, перебирая фотографии, вспоминать некоторые интересные моменты своей жизни…

Мама хотела меня назвать Элеонорой. Спасибо бабушке, которая за это имя пообещала выгнать из дома и маму, и меня. Под впечатлением фильма "Кристина", где, если я не ошибаюсь, играл молодой Ален Делон, мама остановилась на имени Кристина, за что я буду благодарна ей всю жизнь. Мне на самом деле очень нравится мое имя. Не знаю, как сложилась бы моя судьба, будь я "Элей", но пока то, что происходит сейчас, очень даже ничего. Если имя и не определяет жизнь человека, то украшает ее точно.

По словам моих родных, примерно с таким выражением лица я проходила все мое детство. Моему врожденному спокойствию мог бы позавидовать даже удав.

Маме со мной было настолько легко, что она не видела никакой необходимости отдавать меня в детский сад. Там я все равно ни с кем не разговаривала бы, а дома меня и так, не слышно и не видно.

Сейчас мне сложно представить, что эта история про меня. Не то, чтобы я в корне поменялась, но супер спокойной меня не назовешь.

На этой фотографии я (слева) с сестрой на море. Впервые в своей жизни.

Первый класс. Странно, но я помню почти каждую минуту того дня. Как почему-то плакала моя мама, как опоздал мой папа, как гордилась моя старшая сестра, которая подсуетилась для того, чтобы я попала к ее первой учительнице.

У родителей нас четверо, и все мы учились в одной и той же школе, чему я безмерно рада. Школа номер 18.

Сейчас лицей имени Нечуй-Левицкого. Не знаю, что происходит с этой школой в нынешние дни, но тогда она была одной из лучших.

Учителя всегда были к нам достаточно строги, не забывая отслеживать не только уровень наших познаний, но и изменения в нашей личной жизни. Тогда мы считали это несправедливостью, сейчас хочется сказать им за это спасибо.

Мне лет двенадцать. Тогда я в первый раз влюбилась. Так, по крайней мере, мне кажется сейчас. Потому что в том возрасте я никак не могла понять, почему при виде этого мальчика, я начинаю краснеть.

Ему было 14 лет и о том, что он мне нравится, он узнал от меня. В 12 лет я, конечно же, ничего о всяких женских штучках не знала. Сейчас первой признаться в своей симпатии я бы не смогла.

Ничего в этом страшного нет, но как-то это неправильно. Я консервативна в том, что касается отношений: мужчина должен быть мужчиной, женщина должна быть женщиной.

Никакие современные намеки на равенство пока никак не влияют на мое мнение.

Так мы оканчивали двенадцатый класс. Это последний учебный день. Надо сказать, что никакого понимания того, чем я буду заниматься после школы, у меня не было. У меня даже не было мечты, которую очень хотелось бы осуществить. В свои только что стукнувшие 18, я считала себя очень взрослой и умудренной девушкой, которой все обязательно придет, стоит только захотеть. Я хотела, но ничего почему-то не приходило. К тому, что, чтобы в этой жизни преуспеть, надо самой приложить усилия, я пришла только спустя два года.

После двух лет бездельничества и большой любви, я поступила на журналистику. До сих пор не могу понять, почему именно она. Не сказала бы, что в школе я любила писать сочинения или была бы чересчур любознательным и общительным человеком. А журналисты должны обладать хоть одним из этих качеств. Поступила, потому что человек, который тогда являлся моим примером для подражания, убедил, что без образования сегодня никуда. Я пошла по пути наименьшего сопротивления, и, наверное, подумала, что на журналистике особо учиться не надо. Так оно и оказалось. Да простят меня преподаватели, но мне сложно вспомнить из моей четырехлетней учебы хоть что-то, что помогает сейчас в моей журналистской деятельности. Ты или пишешь или не пишешь. Поэтому я себя журналистом называть не люблю. Просто мне нравится делать интервью.
На фотографии: Катя Каминская, Даша Зимбельская, Дима Солдатов, Руслан Турчанинов и я. Когда-то я была блондинкой. Кошмар.

Из университета вышла другая польза. Я познакомилась с Аллой Собецки. С возрастом мы с опаской близко подпускаем к себе людей, а Алла оказалась тем человеком, с которым мы не сразу, но нашли общий язык, на котором успешно общаемся до сих пор. Несколько последних лет Алла живет в Москве, но связь наша прочнее расстояния. Алусик, привет! Тебя ждет большое будущее…

Как-то мой знакомый сказал, что в жизни мне очень повезло: меня всегда окружают хорошие люди. Скорее всего, это правда. Наташа и Аня Тикуновы, и Вика Гаврилица. С ними я общаюсь каждый день, не испытывая чувства надоедания, скуки или желания поскорей закончить разговор. Они знают и принимают самые тонкие нюансы моего характера и жизни в целом, и до сих пор со мной. Наверное, это и есть те, кого обычно называют настоящими друзьями. Мы учились в одном классе, и как тогда, так и сейчас я знаю, что такое дружба и очень ею дорожу. Слушая истории про разочарования в подругах, я искренне удивляюсь. За столько лет мы ни разу даже не поссорились! Не могу сказать, что в дружбе умею отдавать так же, как и брать, но я стараюсь.

Это люди, без которых я не мыслю своей жизни. Две мои родные сестры. Старшая Ира и младшая Аня. Насколько способен любить человек, настолько я люблю своих сестер. Потому что они безупречны, в них даже нет недостатков. Я знаю, что человек по сути своей не идеален, а они идеальны. Возможно, это потому, что уже много лет они живут за пределами Молдовы, и как ко всему, до чего не дотянуться рукой, я испытываю по отношению к ним особый трепет. А может, я их идеализирую потому, что зная свои минусы, в них я этого не вижу. Втроем мы очень разные и по внешности и по характеру, но когда встречаемся, представляем собой единое целое. Говорят, что такого не бывает. А я знаю, что бывает.

Вот, сейчас бы на денек вернуться в то время. Мы с Натусей на Кипре после прогулки на арендованной яхте. До тех пор, пока я не увижу океан, Средиземное море останется моим любимым водным пространством. Море может быть добродушным? Нет. А для меня может. И в теплое, и в холодное время года я могу просто смотреть на это море и чувствую, как от этого становлюсь просто доброй. Странная взаимосвязь. Я и сама не знаю, почему так происходит.

А в тот год сама поездка была удачной. Во многом, конечно, из-за компании. С Натусей вообще весело отдыхать. Девочка она с всегда хорошим настроением, поэтому о скуке даже речи не может быть.

Это самое незабываемое рождество в моей жизни. Париж, 12 часов ночи, мы – три девочки (на фото Мариша, фотографирует нас Натуся) пьем с горла шампанское молдавского производителя прямо под Эйфелевой башней. Для девочек это было исполнение их маленькой мечты, а я просто к ним присоединилась. Все, что я думаю о Париже в целом, я уже писала для allfun, с тех пор ничего не изменилось.

По-турецки брутальный музыкант – первый, кто играл специально для меня. Конечно, исполнял он за деньги и только то, что по его субъективному мнению считается красивым, но все равно приятно. Тем более, что действие это происходило в стамбульском местечке, которое называется Кум Капы. Там ресторан на ресторане, много туристов, много музыки и много вкусной еды. Я люблю морепродукты в любом виде, кроме суши. А еще я люблю Стамбул. Наикрасивейший город контрастов, в который я с удовольствием приезжаю, но ни за что не согласилась бы жить. Кроме Кишинева я вообще нигде не хочу жить. Разве что по убедительной мотивации. По большой любви, например.

На днях Олеся (в центре) пополнила ряды 26-летних. День рождения прошел более чем удачно, учитывая, что за долгое последнее время мы впервые выбрались на природу. Эта фотография – напоминание о самом беззаботном прожигании жизни в Пипле. Кишиневский отдых в лучшем его понимании, для нас во многом связан именно с этим клубом.

Ради вот таких моментов, многие и поступают на журналистику. Перед журналистами раскрываются возможности общения с теми, кого обычно мы видим только по телевизору. Иногда и я злоупотребляю своим "служебным положением". Именно эту фотографию я предпочла остальным по одной простой причине. Как-то мой приятель опрометчиво бросил фразу, что на этом снимке я похожа на Реву. Вернее, не я в целом, а в наших улыбках есть нечто общее. Я, конечно, оценила юмор, но больше так не улыбаюсь.

Эта фотография для меня особенная. И не только потому, что в первый и последний раз я позволила себя преобразить подобным образом. В этот день я познакомилась с Павлом Зинганом. К счастью Павла, к нашей встрече я успела поменять прическу. К моему счастью, вопреки моим скептическим прогнозам, эта встреча оказалась одной из самых удачных в моей жизни. Недавно я отвечала на вопрос, что для меня – "работа-мечта"? Это не просыпаться рано, делать то, что тебе нравится и за это два раза в месяц получать деньги. Allfun, одним словом.

Первые три месяца моей работы на Allfun(е) я засыпала и просыпалась со звонком Павла. Когда он мне сказал, что отныне я буду работать непосредственно с Аллой, я насторожилась. Все-таки с мужчинами я нахожу общий язык быстрее, чем с женщинами. Ожидания мои оправдались – первые встречи с Аллой я старалась сократить до минимума. А сейчас даже не знаю, к кому испытываю большее уважение. Наверное, к обоим.

Некоторые считают, что я – дочка Зинганов. Правильно делают. В некотором смысле я на самом деле могу назвать их своими воспитателями…

Кристина Штирбу

AllMoldova

 

Еще Solo