Люди

Кухня Allfun

Кухня Allfun

Может, напишем о суши? – Мы о них уже писали! – Тогда о том, как готовить… - Что? – …Интервью! Мы напишем о кухне Allfun-а! Так было принято решение открыть завесу тайны и рассказать о сокровенном. Да-да, Allfun – это производство, а мы, журналисты, - его двигатели. Настолько маленькие, что нас понадобилось штук шесть…

Все мы гребем под звуки сообщений от редактора. Они приходят с завидной регулярностью и начинаются со слов: "Где… Ты обещала… сделай… узнай… ты так и не… когда…почему…сколько я должна тебе напоминать…". А если сообщение от редактора пришло ещё и не на Фейсбук, а на мобильный – значит, жить осталось недолго.

Во время обсуждений на планерках мы сидим молча с умным видом. Потом Триш закрывает блокнот, и мы расходимся. За это время пропитываемся духом Allfun-а так, что в последующие недели с завидной регулярностью пишем Триш сообщения, начинающиеся с "а давай… предлагаю… может быть… а что если…". Ежедневно на Allfun-е публикуются около 20-ти материалов.

ОБ ИНТЕРВЬЮИРУЕМЫХ

Мария Савина: они бывают двух типов: те, кто месяцами обещает дать интервью и вечно переносит, ссылаясь на занятость и плохое настроение, ну или просто игнорирует звонки без объяснений; и те, кто после звонка/сообщения/е-майла моментально перезванивают сами со словами: "Я готов хоть сегодня с вами встретиться!".

Анна Гуцан: это дичь, которую нужно выследить, догнать и съесть. Но приходит время встречи, и мы неизменно снимаем маски хищников, потому что иначе беседа не сложится. Наверное, плох тот интервьюер, который не способен быть человеком, а целиком поглощен страстью к работе.

Наталья Сергеев: между журналистом и интервьюируемым должна возникнуть какая-то химия, как при столкновении вселенных. По-другому будет нечестно. Если Большого Взрыва не случилось, буду писать и плакать, писать и плакать. Все от стыда и бессмысленности бытия. Кстати, я из тех дур, которые считают, что неинтересных людей не бывает.

Анна Богданова: бывают люди наполненные и открытые. Им не нужны вопросы, они и без них говорят интересно и по делу. Остаётся только слушать, сожалеть, что рядом нет видеокамеры и думать, как бы уместить всю информацию на 2-3 страницах, передав при этом и эмоции, и тон.

Эвелина Левинская: как правило, это незнакомый мне человек, которого нужно расположить к себе. Стараюсь превращать интервью в беседу давних приятелей. Так пропадают неловкость и желание держаться на расстоянии. А значит, разговор будет более открытым, честным и оставляющим приятные воспоминания.

О ВОПРОСАХ

Эвелина Левинская: порой не так легко найти "правильные" вопросы для того, кто сидит напротив. Такие, чтобы он всерьёз задумался, чтобы желал сделать ответ интересным. Если человек увлечённо говорит, то и читать интервью будет интересно.

Анна Богданова: из 15-ти запланированных вопросов, порой задаю всего 2-3. Потому что разговор ушёл в другое, более интересное направление. Каюсь: редко составляю вопросы по правилам из учебников. Считаю, что это необходимо в случае политической и экономической журналистики, а не для доверительной беседы с персонажем.

Наталья Сергеев: вопросы должны заставить человека думать. Но этот фактор не всегда зависит от остроумия или правильности вопроса. Практика показывает, что на самые "лучшие" из них, интервьюируемый отвечает банальнее всего. А вот простые вопросы могут его раскрыть с неожиданной стороны. Наверное, сочетать эти два компонента и называется мастерством.

Анна Гуцан: задавая "глупые" вопросы, видишь реакцию человека: он либо краснеет, либо нервничает, либо начинает много говорить. И это хорошая возможность начать интересную беседу… Если человек не открылся, про запас держу "умные" вопросы.

Мария Савина: часто на второй минуте общения понимаю, что заготовки можно отложить, и для начала дать человеку высказаться. При личной встрече собеседник открывается по-новому. Люблю искренних и открытых людей, с ними всегда можно обсудить больше, чем было запланировано.

О ТРУДНОСТЯХ

Эвелина Левинская: отсутствие идей - самая большая и страшная проблема. Когда в голове хаос, даже попытки выделить из всей массы мыслей что-то действительно важное к успеху не приводят.

Анна Гуцан: бывает, человек переписывает половину интервью заново. Это больно – ведь я же режиссер, сценарист, монтажер и тому подобное! Но ничего не поделаешь: наверное, недостаточно его раскрыла…

Мария Савина: сложнее всего объяснить собеседнику, что он может расслабиться и не бояться "ляпнуть" не то. Не все журналисты охотятся за сенсацией и переворачивают слова интервьюируемых в погоне за рейтингами. Мы понимаем, где находится та грань, за которую переступать не стоит.

Наталья Сергеев: трудности – это искать нужное слово в 3 часа ночи. Или бороться со сном на пресс-конференции. Все остальное – чепуха.

ОБ АУДИТОРИИ

Анна Гуцан: всегда читаю комментарии к своим интервью, просматриваю сколько лайков добавилось… Этот фидбэк важен – хотя конечно зацикливаться на нем не стоит.

Анна Богданова: главное понимать, что невозможно угодить всем. Каждый читатель имеет право сказать: "Не нравится, потому что…". И журналист должен это принимать и анализировать. Но не приемлю, когда переходят на личности и начинают обсуждать не тему материала, а самого персонажа или журналиста.

Мария Савина: после публикации интервью первым делом сама перечитываю его, чтобы ощутить себя на месте читателя. Комментарии – интересно, правда не всегда приятно… Но, как говорится, сколько людей – столько и мнений.

Эвелина Левинская: конечно, наблюдаю за тем, как люди реагируют на проделанную мной работу. Но предпочитаю относиться спокойно и к похвале, и к критике, потому что в противном случае можно стать заложником чужого мнения.

Наталья Сергеев: с аудиторией, в основном, знакомлюсь в рубрике "комментарии". Вы и сами знаете, что там иногда творится. Поэтому не делаю выводов о публике Allfun-а, основываясь на том, что анонимусы пишут от скуки. Тем не менее, я уважаю остроумных троллей. Но их остается все меньше и меньше. Скоро придется называть их не троллями, а пандами на грани исчезновения. Куда смотрит WWF?

Анна Гуцан

allfun

Еще Люди