Люди

Наталья Давидович: В закулисье "ящика"

Наталья Давидович: В закулисье "ящика"

Милая, тонкая, интеллигентная, с фирменной – слегка усталой, но терпимой к человеческим слабостям – улыбкой, телеведущая и журналист Наталья Давидович, успевшая стать "лицом" телеканала "Publica", решилась вернуться на тот канал, с которого началось звездное восхождение Наташи. TV7 снова сделал ей предложение. Принципиально иного свойства, с расчетом на скрытый от широкой публики потенциал руководителя. Новый генеральный директор канала теперь работает не на камеру, оставляя томиться восхищенных фанатов в ожидании, когда же Давидович снова улыбнется с экрана.       

Наташ, ты ушла с "Publica", где занималась, в основном, интересной творческой работой (я говорю прежде всего о твоих интервью с людьми), на TV7, взяв на себя принципиально иные обязанности. Интересно бы узнать истинные причины смены деятельности. Со стороны казалось, тебе вполне комфортно было работать на "Публике".

"Комфортно" - не совсем подходящее для журналистского ремесла слово. Интересно, захватывающе, интригующе? Да, очень. Это был новый и очень полезный для меня опыт. Опыт работы часами в прямом эфире, брейкинг ньюс, нервы, переживания, всегда на острие, своя, авторская программа. Адреналин. Но в нашем деле главное – не застаиваться. Почему произошла "смена деятельности"? Потому что пришла пора что-то менять.

Какое для тебя имеет значение должность? Гипотетически, могла ли бы сейчас уйти в просто журналисты – ради работы для души, пусть и с хорошими гонорарами, или вопрос статуса для тебя принципиален?

Новая должность для меня – это вызов. Проверка на прочность. Уйти сейчас, значит, сдаться. А это не в моем характере.

Каковы первые впечатления от должности генерального директора канала? Чему приходится учиться? Что дается сложнее всего?

Первые впечатления вполне оправдали мои ожидания. Я знала, что будет непросто. Потому что пришла с задачей – многое изменить. И начала сразу по всем фронтам: ремонт, набор новых репортеров, ведущих, стилистов, приобретение автомобилей, обновление техники, студии… Люди, встречи, переговоры… Конечно, мне не хватает менеджерского опыта. Но зато у меня есть неоспоримое преимущество - я прошла эту лестницу снизу доверху, не пропустив ни одной ступеньки. Работала репортером, редактором, ведущей и главным редактором. И знаю эту кухню изнутри. А научиться руководить процессом – дело наживное. Я быстро усваиваю материал (улыбается).

Ты вернулась в коллектив, в котором когда-то уже работала, а, знаю, его состав радикально не менялся. Как восприняли тебя твои бывшие коллеги, еще и в новом качестве?

По-разному восприняли. Кто-то настороженно, кто-то – с надеждой на перемены к лучшему. На самом деле, довольно значительная часть команды TV7 сменилась за три года моего отсутствия. На первом же собрании, где меня представили коллективу в новом качестве, я сказала ребятам: "Я была в шкуре каждого из вас, и поэтому понимаю вас, как никто другой. Будем меняться, развиваться, все вместе. И я рассчитываю на каждого из вас".

- Хотелось бы услышать твое мнение по поводу того, что журналисты и ведущие кочуют с канала на канал, обезличивая, тем самым, каналы? Я имею в виду, нормально, когда конкретные имена ассоциируются с конкретными каналами, и это принципиально для телевидения, где воспринимается прежде всего картинка, а уже потом текст, и, тем более, логотип канала. Как ты думаешь, отчего у нас так происходит, и кто в этом виноват?

Я не согласна, что картинка для телевидения приоритетнее информации. Если говорить об информационным программах, разумеется. Как правило, мы телевизор не смотрим, а слушаем. Пока собираемся на работу, крутимся по дому, готовим, убираем… А в том, что репортеры и ведущие меняют каналы, на мой взгляд, нет ничего плохого. Повторюсь: в нашем деле застой смерти подобен. Нужна новизна ощущений, острота восприятия. Иначе – рутина пожрет.

И еще, пару вопросов к теме коллектива. Есть слухи, что на ТВ7 в скором будущем перейдут и другие люди с Publica. Насколько это соответствует действительности? Грядут ли, в принципе, кадровые перестановки?

Я уже говорила: то, что люди переходят с одного канала на другой – абсолютно нормальное явление. И не надо искать в этом какой-то скандальной подоплеки. Журналисты хотят развиваться, заниматься новыми проектами. Нам тоже надо менять "картинку". Может быть, чаще, чем другим людям (улыбается).

На TV7 одновременно пришли ты и Наталья Морарь, которая, по предположению многих, влияет на редакционную политику канала. Как выстраиваются взаимоотношения двух телезвезд на одной рабочей площадке?

Кто эти "многие"? Думаю, так считают те, кто не слишком знаком с телевизионной кухней. Наталья Морарь не является сотрудником телеканала TV7. Поэтому не имеет ни малейшей возможности как-то влиять на меня или на редакционную политику канала. И потом, ты знаешь меня не первый год. Я похожа на человека, на которого можно "влиять"? (смеется) Наталья возглавляет компанию по производству программ "Media Sapiens". Она снимает свои проекты, мы их размещаем. И более того, не несем ответственности за их содержание. Нас волнует только качество и рейтинг. Чистый бизнес. Так что отношения наши выстраиваются прекрасно, по-деловому.

На твой вкус, ежевечерние политические посиделки в суперпраймовое время на вашем канале, сменившие еженедельную передачу Анатолия Голи, не являются ли неким перебором, по количеству эфирных часов, посвященных политике? Причем, идет "Сегодня в Молдове", "Сегодня" российские, и потом полтора часа эфира с Морарь и Боцаном. Итого несколько часов весьма специфических, с точки зрения тематики и жанра. Что показывают рейтинги? Способен ли зритель поглотить?...

К сожалению, мы живем в такие времена, когда политикой интересуются все. Вынуждены интересоваться. При этом многие телеканалы, не стесняясь, ведут открытую пропаганду определенных политических взглядов. На этом фоне мы стараемся давать информацию в чистом виде, не приправленную тем или иным соусом. И в программу "Politika" приглашаются все, без исключения, политические игроки. А дальше – выбор за зрителем. Что смотреть, решает только он. Кстати, как показывают рейтинги, зрители предпочитают смотреть именно "Politik(у)". Рейтинг у программы стабильно выше, чем у других аналогичных проектов.

Кроме того, решение Координационного совета по телерадиовещанию обязывает нас делать не менее 30% программ собственного производства. Конечно, хотелось бы снимать масштабные развлекательные шоу. Но, чтобы сделать такую программу на достойном уровне, нужны огромные средства. А штамповать жалкое подобие дорогого проекта – не хочется.

Что же до информационно-политического контента, то в ближайшее время мы планируем несколько изменить сетку вещания. И разбить вечерний прайм-тайм фильмами. Других планов пока раскрывать не стану, скажу только, что на осень готовим много сюрпризов.

Позволяет ли тебе твоя сопричастность к содержанию передач телевизионного канала, представляющего интересы определенных политиков, выражать вне работы свою гражданскую позицию по отношению к тем событиям, которые происходят в стране?

Я всегда была вольна выражать вне работы свою гражданскую позицию. И мой новый статус не может лишить меня этого права. Именно по той причине, что мои личные взгляды могли не совпадать с взглядами моих прежних работодателей, я отказалась когда-то вести политическую программу.

И все-таки, нет ли ностальгии по мирным интеллигентным диалогам в жанре телеинтервью, которые ты вела на "Публике"? Как ты собираешься себя реализовать дальше в журналистике?

Этот вопрос мне задают каждый день самые разные люди: коллеги и зрители. Ностальгии пока нет. Просто потому, что на нее сейчас нет времени. Нам предстоит большая работа. На осень мы готовим ребрендинг канала и запуск нескольких новых проектов. И все мое время и мысли теперь сосредоточены на этом. Но я никогда и ни от чего не зарекаюсь. Возможно, когда-нибудь настанет момент, когда я смогу делать что-то для души. Если так сложится, это будет другая программа, повторяться не хочется.

Успеваешь ли ты сама смотреть телевизор? Какие передачи тебе лично интересны?

Телевизор в моем кабинете не выключается весь день. Я стараюсь смотреть самые крупные местные каналы. А на компьютере всегда идет "Дождь" (улыбается).

"Для информационной программы хорошая новость — это плохая новость. Как это ни печально. Но это не потому, что в "ящике" сидят бездушные циники. А потому, что происшествия, стихийные бедствия, теракты – это 100-процентный рейтинг. Телевидение – лишь зеркало, в котором отражается жизнь, наши вкусы и предпочтения" - цитата из другого твоего интервью. А не кажется ли тебе, что это взаимозависимый процесс? Что, если вообразить себе на минуточку телевидение без чернухи, то зритель Не ждал бы очередной порции новостей о терактах, убийствах, и прочих напастях? Очень бы хотелось услышать твои размышления по этому поводу…

Ну, конечно, эти процессы взаимосвязаны. И "ящик" оказывает свое влияние на умы и сердца. И не всегда это влияние со знаком плюс. Но не надо представлять телевидение в образе эдакого ментора, который формирует сознание целого поколения. Есть Интернет, кино, книги, живое общение, в конце концов.

И потом, если бы мы не рассказывали "о напастях", разве их было бы меньше? Не думаю.

Еще одна твоя фраза: "Сделать интересный сюжет о концерте в Органном зале так, чтобы у зрителя не возникло желания переключить канал – для этого требуется гораздо больше профессионализма, чем слепить скандальный материал о политиках" - согласна полностью. А предпринимаются ли на канале, который ты возглавила, какие-то меры для того, чтобы поднять профессионализм журналистов? 

С первого дня я попросила ребят отказаться от штампов и клише. И не строить новости по обзорам пресс-конференций, семинаров и круглых столов. Новости должны быть живыми и интересными. Рассказывать нужно не только о том, что все плохо. Но и об удачах, об умных и светлых людях, об их увлечениях и радостях. Ну, и проблемах, конечно. Ребята меня услышали. Каждый день мы собираемся на планерку, где вместе решаем, чем будем заниматься завтра, что снимать, и какие поднимать темы. Прошло всего пару месяцев, но новости на ТV7 уже изменились. Я вижу это сама, и об этом говорят зрители. Ну, и рейтинги, конечно (улыбается).

Наши журналисты (а может, это распространено повсеместно) предпочитают нелестно говорить о своих коллегах, пик рассуждений о молдавской журналистике – уже избитая фраза о том, что у нас нет хороших, ярких, одаренных профессионалов. А что говоришь ты?

Ярких, одаренных мало в любой профессии. Журналистика – не исключение. Судачить за спиной у коллег не стану. Но, если кому-то будет интересно мое мнение по поводу того или иного человека или проекта, скажу как думаю, без обиняков. Удачную работу похвалю, я умею радоваться чужим успехам.

Чего не хватает, на твой взгляд, сегодняшнему молдавскому телевидению, в целом? 

Новых идей. Вкуса. И денег.

Отдаю себе отчет, что нагрузки и ответственности у тебя сейчас стало значительно больше. Как ты справляешься с ежедневным стрессом? Меняется ли характер?

Характер либо есть, либо его нет. Работа может его только закалить. Я стала собраннее, настойчивее. Учусь справляться с эмоциями. Средств для снятия стресса много и самых разных. Интересные книги - страсть к чтению мне привил папа. И это та привычка, которая вторая натура. Не прочитав вечером хотя бы пары строк, не засну. Хорошие фильмы. У меня есть несколько друзей – настоящих киноманов, я люблю смотреть кино по их рекомендациям. Ну, и конечно, главное мое утешение - мои сыновья: Егор и Глеб. Заботливые, внимательные, добрые мои мальчики. Моя надежда и опора. 

Позволю себе еще одну цитату. Ты как-то сказала, что лучший совет, изменивший твою жизнь, дала тебе твоя подруга Елка, рассказав притчу о двух волках. "Один волк – это зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь, сомнения… А второй – добро: мир, любовь, надежда, истина, доброта, верность, уверенность…А  побеждает в этом вечном противостоянии тот волк, которого ты кормишь". Часто ли возникает искушение, "покормить не того волка"?

Бывает. Раздражение, обида, грусть. Эмоции – это моя "любимая стихия", как говорит, все та же Елка. (улыбается) Но сейчас, когда я знаю, что победу одержит тот волк, которого кормишь, подобное случается со мной гораздо реже. Это управляемый процесс.

И последнее. Пока последнее. Продолжи, пожалуйста, фразу, максимально честно: "Если бы я сегодня была свободна от всех своих обязательств, и могла без оглядки начать что-то новое, я бы…."

…получила еще одно образование, выучила несколько языков. Влюбилась бы. И отправилась в кругосветное путешествие. (смеется)

Инна Желтова

Punkt.md

Еще Люди