Люди

Валерий Караджа: Мы должны любить театр в себе, а не себя в театре

Валерий Караджа: Мы должны любить театр в себе, а не себя в театре

Он выбрал длинный путь к победе. Медленно и уверенно, преодолевая роль за ролью, Валерий Караджа делает себе имя. Он признается, что в Европе о нем знают гораздо больше, чем дома. Надеется достичь всех поставленных целей и вырастить из дочерей вокалисток.

Как складываются взаимоотношения с театром, вы давно знакомы?

Отец всегда очень хотел, чтобы я стал артистом. С детства говорил, что нужно учиться музыке, потому что это прекрасно и интересно. Музыкант – это всегда красивый, чистый костюм и бабочка. Учился в музыкальной школе им. Алексея Стырча. Играл на флуере и  нае, а закончил учебу с аккордеоном в руках.  Поступил в колледж на дирижерско-хоровое отделение. Там и начал изучать академический вокал. До этого вообще не знал, что такое профессиональное исполнение. Тогда к своей профессии относился несерьезно. Только к 26 годам, когда поступил в театр, начал осознавать всю важность профессии. До этого, как любой парень моих лет, не концентрировался на учебе, хотел гулять. Было не до вокала.

Для того чтобы попасть в театр, пришлось доказывать свое мастерство? Было прослушивание?

Государственный экзамен сдавал на сцене нашего театра. Как оказалось, это и было прослушивание. Выступал со спектаклем "Евгений Онегин". После этого сразу предложили работу в Национальном Театре Оперы и Балета, где и пою с 2005 года.

Какой у вас голос, какие партии исполняете?

Я баритон. Сейчас репертуар состоит из 12 партий. Не могу выделить одного героя, мне нравятся все роли, которые исполняю. Все персонажи разные. Каждый композитор пишет в своем неповторимом стиле. В театре дебютировал с Евгением Онегиным, наверное, поэтому к этой роли сохранились самые трепетные чувства.

Не все роли сочетаются с внутренним состоянием. Как вживаетесь в образ?

У каждой из них свой возраст. В свои года не могу петь "Риголетто" Джузеппе Верди. Да, можно загримироваться, внешне все будет выглядеть идеально, но голос - молодой, его никак не замаскируешь. Очень важно правильно подбирать репертуар. Для моего возраста есть много хороших ролей, поэтому даже не пытаюсь перешагнуть через них. Всему свое время.

В обыденной жизни сохраняете образ строгого интеллигентного оперного исполнителя или позволяете себе расслабиться и слиться с толпой?

Очень люблю свою профессию, не представляю жизнь без театра. Ради карьеры оставил все, чем занимался раньше. Невозможно быть хорошим в нескольких направлениях, что-то все равно будет обделено вниманием. Правильно заниматься одним делом, посвящая ему всего себя. Только так можно добиться хороших результатов. Может быть, со стороны я не похож на солиста оперы. Люблю ярко одеваться. Думаю, стильно должны выглядеть все, особенно представители богемных профессий. Как все современные люди, люблю отдыхать в шумных, веселых компаниях.

Профессия сказывается на круге общения?

Мои друзья простые, но в тоже время очень воспитанные люди. Профессия не имеет значения. Общаюсь со всеми: бизнесменами, предпринимателями, политиками, актерами, музыкантами. Есть друзья среди спортсменов. Это на работе каждый старается соответствовать своему статусу, а после нее все очень простые и открытые люди.

Опера может понравиться с первого раза?

Если исполнитель проживет свою роль на сцене, опера не может не понравиться. Проблема в том, что многие наши артисты из-за того, что не довольны заработком, не выкладываются на 100 процентов. От этого страдает культура. Считаю, если уж пошел в такую профессию, должен выжимать из себя максимум, независимо от сцены, на которой поешь. Мы должны любить театр в себе, а не себя в театре. Приводил друзей, которые в жизни не были на спектакле. Им понравилось. Может, потому что я пел, а, может, действительно, оценили оперу.

То, что зарплата в театре скромная – не новость. Как справляетесь с этой проблемой, гастролируете?

Конечно. Есть контракты, много времени провожу за границей. Чаще всего выступаю в Европе.  Пел в Teatro Regio di Parma в Италии. Этот театр знаменит своей требовательной и образованной публикой, которая  разбирается в опере. Зрители могут поднять шум, свист, если им что-то не понравится в исполнении. Недавно был в Англии, участвовал в Glyndebourne Opera Festival. Он входит в четверку самых известных мировых фестивалей. Его отличительные черты – профессионализм исполнителей, замечательные режиссерские постановки и, конечно, великолепный оркестр.

Чем отличаются артисты нашего театра от европейских коллективов?

Первое, что бросается в глаза – отношение друг к другу. В нашем театре часто ловишь на себе негативные взгляды. Не от всех, конечно, но многие смотрят, обсуждают, наговаривают. Это дает право думать, что людям нечем себя занять. У них слишком много свободного времени. Нужно больше работать и тогда на сплетни не останется ни сил, ни желания. В Европе люди более дружелюбны, умеют радоваться чужим успехам. После спектакля поздравляют друг друга с удачно исполненной ролью.

Вы давно поете в опере, вас приглашают на известные фестивали. Есть ли дух соперничества, участвуете в вокальных конкурсах?

Конкурсы нужны, они укрепляют артистов. Участвуя, можно заявить о себе. Если будешь сидеть дома, тебя никто, никогда не услышит, не узнает и не пригласит работать. Мы никому не нужны, пока не докажем свое мастерство. Но, чтобы обладать им, нужно много работать. Благодаря конкурсам и прослушиваниям, можно построить будущее. После удачного выступления открываются новые возможности. Когда-то на конкурсе нашел агента, с которым успешно сотрудничаю уже много лет. Моя карьера потихонечку двигается вперед.

В каком возрасте оперные исполнители обычно заканчивают карьеру?

У нас нет определенного возраста, как у людей обычных профессий, которые к 60 годам выходят на пенсию. Все зависит от репертуара, который исполняем. Сейчас молодые вокалисты вместо того, что учиться и постепенно развиваться, гонятся за быстрыми деньгами, не думая о последствиях. Можно в 30 лет исполнять Аиду для сопрано или Риголетто для баритона, так как за них платят больше, но тогда к 40 карьеру придется завершить, голос может не выдержать нагрузки. А если петь правильно, грамотно выбирать репертуар, можно заниматься любимым делом очень долго. Паваротти пел почти до самой смерти, правда, он был болен, а так, кто знает, сколь бы еще мы наслаждались его вокалом. Я выбрал длинный путь. Многим пожертвовал, вложил немало средств, учился за границей, чтобы сейчас пожинать плоды своей работы.  

У вас на пальце обручальное кольцо. Жена тоже имеет отношение к театру?

Нет. Два исполнителя в доме – это много. Если у обоих удачно складывает карьера, то большую часть времени они проводят порознь, так как постоянно находятся на гастролях. При таком ритме теряются отношения, люди отдаляются друг от друга. Очень важно, чтобы у детей хотя бы один родитель был всегда рядом.

Жена к искусству не имеет отношения, а как сложится судьба дочерей? Их видите на сцене?

Очень хочу, чтобы обе дочери блистали на сцене. О младшей пока рано говорить, ей только три года, а старшая уже танцует. Правда, из-за моей учебы и отсутствия в стране, пришлось на некоторое время приостановить уроки танцев. Но в сентябре она идет в первый класс и обязательно продолжит заниматься в "Кодрянке". Надеемся наверстать. У нее мой характер: целеустремленная, любит быть в центре внимания. Младшая больше похожа на маму: очень нежная, кокетливая. Думаю, позже приобщу девочек к вокалу, не хочу торопиться. Я же не с 5 лет начал петь. Это родителям интересно видеть своих маленьких детей на сцене, а они получают гораздо больше удовольствия от игры в песочнице. Нельзя забирать у ребенка детство, пусть насладится этой прекрасной порой.

Мария Савина

allfun

Еще Люди