Люди

Алексей Ботнарчук: Вся жизнь – импровизация и именно она делает меня живым

Алексей Ботнарчук: Вся жизнь – импровизация и именно она делает меня живым

Совсем скоро в его жизни наступит новый этап: он отправится покорять своим голосом европейскую публику. Одни из самых известных театров мира открывает перед ним двери. Алексей Ботнарчук – яркий пример человека, который уверенным шагом движется к цели. Его упорству и трудолюбию можно только позавидовать.

Научиться можно всему. Когда рождаемся, находимся на определенном расстоянии от старта. Разница лишь в том, что кто-то стоит в метре от этой линии, а у кого-то 500 метров форы. Но он может проиграть, потому что бежит медленно, не прилагая больших усилий, не используя весь потенциал. А кто-то, благодаря желанию и труду, опережает всех. Шанс есть у каждого, нужно его не упустить.

У меня, наверное, были предпосылки для занятий музыкой. Мама окончила Красноярское училище по классу фортепиано, папа играет на гитаре. Петь в семье любили, музыка всегда была рядом.

Последние четыре месяца были очень насыщенными. С февраля участвовал в театре в каждом спектакле. Раньше думал, что для того, чтобы восстановиться после выступления, нужен месяц, а после этого сезона понял, что и 2 дней хватает. Вообще, для того, чтобы голос вошел в норму, нужно 72 часа. Отдых необходим, и даже не столько физический, сколько эмоциональный: нагрузка буквально высушивает тебя.

Сейчас начался такой  период жизни, когда мне предстоит сменить место жительства,  уехать из страны. В мае участвовал в Варшаве в 8-ом Международном конкурсе вокалистов имени Станислава Монюшко. На конкурс было заявлено около 350 певцов, из которых во второй тур попали только 32, а в финал вышли 15. У нас был "мужской бой", соревновались отдельно от женщин. Я занял третье место.

Выступления Алексея на 8-ом Международном конкурсе вокалистов имени Станислава Монюшко:

Чем был уникален конкурс? В жюри были менеджеры лучших мировых театров. Таких людей довольно редко встретишь на конкурсах, обычно театры представляют агенты. Приехав в Кишинев, буквально, через полторы недели, начал получать приглашения на прослушивания для работы за рубежом. Предложили контракт в Польше, пригласили во Франкфурт, написали из Парижской оперы.

Две недели назад вернулся из "тура по Европе". Был на всех прослушиваниях,  познакомился со всеми театрами, которые со мной связывались. В итоге - контракт на два с половиной месяца с французской оперой. В октябре пою "Аиду" в Парижском театре. Потом уезжаю в Цюрих и до следующего июля работаю там.

Не буду разглашать всех секретов, но, думаю, скоро появится новый ведущий Comedy . Как говорится, я ни с чем не прощаюсь, но что-то прощается со мной.

Если бы не сцена Национального Театра Оперы и Балета, не был бы таким, как сейчас. Как поют великие рэперы: "Не забывай свои корни, помни…".

Если будет "окно", приеду петь в наш театр. Я люблю его. Это необъяснимо, все на уровне ощущений. Захожу, и мне все равно, что в зале сидит всего 70 человек и недовольные жизнью хористы. Есть театр, музыка, композитор, сцена и возможность самому себе и вселенной доказать, что ты что-то можешь.

Я веду Comedy , и это уже говорит о том, что я не обычный оперный певец. Не люблю роль оперного певца- зануды. Это раньше оперные исполнители могли позволить себе быть чопорными. А мы живем в мире шоу-бизнеса и, если хочешь чего-то добиться, должен быть максимально коммуникабельным и открытым.

Меня узнают, но больше как ведущего Comedy . Для того, чтобы люди распознали во мне оперного исполнителя, они должны увидеть меня на сцене. Да, есть определенный круг людей, которые знают, что работаю в театре, интересуются достижениями. Привел в театр своих друзей, им понравилось.

В Цюрихе, чтобы приобщить людей к опере, поставили спектакль на железнодорожном вокзале. Артисты в наушниках и с микрофонами ходили по вокзалу и пели. Это было потрясающе. Швейцарцы любят оперу, уважают, почитают и посещают ее.

С первого раза опера не может понравиться. Когда смотришь один и тот же спектакль в пятый раз, начинаешь сравнивать и понимать, что хорошо, а что не очень. Сам первое время, когда учился в консерватории, спал на спектаклях.

Могу петь в караоке или на любом застолье, но инициатива должна идти от меня. Бывает, что хочется просто посидеть, чтобы не было такого: "Сегодня к нам пришел Леша, сейчас он покажет, как нужно петь".

Я еще не дорос до всех опер, в которых главная партия - бас. Их не так уж и много. Как правило, это возрастные спектакли. Ну, какой Борис Годунов или король Филипп в мои 27 лет? Для таких ролей нужно состояться, как певец и личность. Каждый спектакль вносит в копилку новые жесты, мимику, пластику, понимание чего-то.

Внешне меня часто сравнивают с Басковым, хотя ничего общего у нас нет. Он - тенор, я – бас. Иногда находят общие черты с Шаляпиным. Но где я, а где он? Федор Иванович был и остается недосягаемым. Может быть, сравнивают целеустремленность характера? Его у меня в избытке.

Как правило, не помню свои выступления, но, просмотрев запись, иногда готов себя похвалить. В нашей профессии очень важна концентрация усилий: на сцене может произойти все, что угодно, ситуации бывают разные.

Когда готовишься к спектаклю, нужно почувствовать героя. Ищешь состояние души, и уже оно диктует тебе жесты, эмоции и звук. Персонаж необходимо наделить душой. Когда готовлюсь к роли, погружаюсь в эпоху композитора, изучаю его биографию. Как правило, у оперы есть литературная основа.

Я живу в меняющемся  состоянии, которое меняется в зависимости от предлагаемых обстоятельств. Процент тех вещей, которые могу сделать, гораздо выше того, чего делать не стану. В обыденной жизни избегаю слов "так надо". Их часто произносят потому, что мы живем в социуме, где принято вести себя по определенным стандартам.

Ненавижу подчиняться правилам. Люблю импровизацию. Вся жизнь – импровизация и именно она делает меня живым.

Мария Савинa

allfun

Еще Люди