Люди

Евгений Павлов о том, когда "в голове это выглядело лучше"

Евгений Павлов о том, когда "в голове это выглядело лучше"

Говорят, глаза – отражение души человека. А душу художника отражают его картины. В душе Евгения невооружённым глазом видна неиссякаемая любовь к своему ремеслу. Это важнейший элемент, порой, даже более существенный, чем мастерство.


Как большинство детей, я оставлял следы своей фантазии и неумелую интерпретацию внешнего мира на всех бумажках, которые попадались под руку. Это не были рисунки маленького гения, скорее, детское баловство. Серьёзно обратил внимание на рисование уже в седьмом-восьмом классе, когда мир всё ещё кажется безумно интересным, но уже начинаешь внимательнее присматриваться к тому, из каких деталей и элементов он состоит.

Я поглощён мыслями о рисовании. Некоторым это кажется фанатизмом, другие не обращают внимания, а есть и те, кто разделяет страсть к искусству. Как бы то ни было, каждый относится к искусству по-своему и воспринимает информацию на свой лад: кто-то через неиссякаемый поток творчества, а другой через бесконечные таблицы и графики на экране компьютера.

У меня пока нет определённого стиля. Начинал с мультоподобных персонажей. Потом постепенно всё приобрело более реальный вид. Живопись - это превосходно, но сейчас чувствую себя комфортнее в графике, на ней и концентрируюсь: больше стал увлекаться цифровой живописью (Adobe Photoshop), графикой и карандашными рисунками. Это только промежуточный этап. Ещё одна ступенька на пути к цели.

Для того, чтобы сделать стремительный рывок вперёд, надо сделать несколько шагов назад. Как раз сейчас их и делаю. Я хочу максимально отточить навыки, добавить в работы больше живости и атмосферности.

Не считаю, что муза или вдохновение рождают во мне необходимость рисовать. У меня есть только желание творить. Могу просто захотеть рисовать и буду это делать. Черпаю идеи из окружающего мира, в котором, если приглядеться, можно увидеть много интересного. Бывают, конечно, моменты, когда просто ничего не получается. Если чувствую упадок, делаю перерыв. День-два-три, максимум неделю я просто не рисую. А потом снова сажусь перед листом бумаги и начинаю работать.

Выбирая между рисунком "из головы" и с натуры, предпочту натуру. Но проблема в том, что для этого нужна модель, а далеко не каждому хватает терпения позировать. Порой, это куда менее увлекательно и более утомительно, чем то, как показывают в кино.  Поэтому больше работаю с фотографиями: всё статично, ничего никуда не двигается, свет всегда на месте, и никто не жалуется на усталость.

Некоторые художники стали для меня эталоном, вершиной, к которой стоит стремиться. Это Илья Ефимович Репин, у которого очень живые и выразительные лица. Альбрехт Дюрер, чьи гравюры завораживают. Винсент Ван Гог и Клод Моне, которые совершенно волшебным образом накладывали цвет. И, конечно, Эдгар Дега, чьё чувство цвета и динамики создают ощущение, что картина - реальная сцена перед глазами. Думаю, секрет их мастерства в том, что они были просто помешаны на искусстве. То, что они делали в своё время, было новаторством. Они стали революционерами в своём деле. Этому, безусловно, помогали любовь и желание.

Когда создаешь картину, самое сложное – образ. Тот самый случай, когда "в голове это выглядело лучше". Убежден, что сначала необходимо продумать всё до мельчайших деталей, а затем приступать к работе. Так и стараюсь делать. Рисование - это не только творческий, но и умственный процесс. Всегда надо точно знать, что ты делаешь. Бывает, вижу образ, но не до конца. В этом и есть самая большая сложность: соединить множество разных элементов в одну гармоничную композицию.

Люблю наблюдать за людьми. Нет, не лезть нагло в душу. Я просто наблюдаю, выделяю какие-то особенности, соотношу их с характером и так собираю образ. Если удаётся передать своё видение человека, значит, я  все делаю правильно. Хочу, чтобы глядя на мои работы, люди сразу выстраивали в голове целую историю, а не вырванный эпизод из жизни.

Связь между художником и зрителем могу сравнить только с актёрами на сцене и зрительным залом. И в этом случае я даже не актёр, а посредник между картиной и тем, кто на неё смотрит. За меня говорят рисунки. Человек может не знать меня лично, но, внимательно посмотрев на работу, точно сможет что-то сказать обо мне, какое-то представление и образ обязательно сложится.

Картина - самое откровенное признание художника. Она отражает его интересы и жизненные принципы. К сожалению, и без того тонкая связь между художником и обществом с каждым десятилетием становится всё тоньше. Сегодня она практически сошла на "нет", хотя даже сто лет назад была куда прочнее. Картины влияли на общество, заставляли его думать и действовать. Они отражали проблемы жизни. К счастью или к сожалению, сейчас живопись уже не выполняет таких революционных функций.

Я отличаю здравую критику от шума: не бью посуду и не бросаюсь стульями. Спокойно и внимательно выслушиваю мнения тех, кто в моих глазах имеет авторитет, и пропускаю мимо ушей слова тех, кто ничем не заслужил уважение в мире изобразительного искусства. Критика необходима, не всегда можно самостоятельно увидеть и исправить ошибки. Да и со стороны, зачастую, виднее. Главный мой судья – папа. Если ему что-то не нравится, обсуждаем это и делаем выводы. Это рабочий процесс.

Очень хочу иметь собственную большую мастерскую. Чтобы там был мольберт, этюдник, планшеты, нескончаемые запасы материалов и хорошая акустика для музыки. Там непременно должно быть много света. Его будет давать или стеклянная крыша, или огромные окна. Там должно быть светло, тепло и уютно. Пускай там будет хаос, но это будет мой хаос.

Искусство действительно рождается в муках. На то, чтобы нарисовать достойную картину, необходимо потратить много времени, сил и энергии. Буквально через себя пропускаешь каждый миллиметр, чёрточку и штрих того, что появляется на бумаге. Часто бывает, что что-то не получается и тогда начитаешь нервничать, а иногда даже сомневаться в своих силах. Я нелегко учился рисовать. Пришлось прочитать немало книг, пересмотреть множество видео уроков. Пропустил сквозь себя поистине огромное количество информации, чтобы со временем она стала преобразовываться в то, что сейчас выражаю на бумаге. Ничего не даётся легко, и искусство, временами, заставляет пройти сквозь огонь, воду и медные трубы.

Художником надо родиться или быть им в глубине души. Знаю примеры, когда детей почти силком отдавали в художественную школу и заставляли рисовать, а результата всё равно никакого не было. Его и не могло быть. Они продолжали делать банальные ошибки, эти занятия были абсолютно бесполезны. Насилие никогда не сможет породить любовь к чему бы то ни было. А заниматься искусством, не испытывая к нему истинной страсти и любви,  просто невозможно. Каждому предначертан его собственный путь и место в этом мире. К счастью, свой путь я уже нашёл.


Ссылка на галерею

Эвелина Левинская

allfun

Еще Люди