Люди

Дмитрий Романовский: о службе на BBC и битве за стипендии

Если вы думаете, что молдавская молодежь делится на детей богатых родителей, дармоедов, живущих за счет денежных переводов из-за границы, трудоголиков, смирившихся с судьбой и просто лодырей, вы ошибаетесь. Allfun ежедневно открывает тех, о ком не стыдно сказать: это будущее нашей страны.


Диму знаю с университетской скамьи. На втором курсе он уже работал в представительстве РИА Новости в Молдове. Откуда его отправили на учебу в Москву, которую он совмещал с работой в Редакции стран СНГ и Балтии. А полтора года спустя, Диму пригласили стать корреспондентом в Молдове и Приднестровье для русской службы Би-би-си. Через 2 года  он выиграл стипендию на обучение в университете Глазго и перекочевал в блоггеры уже родного Би-би-си. За это время он приобрел опыт, которым готов делиться. Беседа состоялась в Интернете, но от этого количество информации не убавилось. Вопросы опустим, ограничимся ответами.


КАК "СХОДИТЬ НА ТРИ СЛОГА" …В БИ-БИ-СИ

Для меня журналистика – это, прежде всего, свобода: слова, перемещения, управления временем. Именно поэтому всегда хотел работать зарубежным репортером. Я начал с рассылки писем тем иностранным редакциям, которые могли бы быть заинтересованы в Молдове. Было достаточно зайти на сайт и посмотреть, как часто наша страна упоминается в новостях. Пытался связаться с Deutsche Welle, Radio France Internationale, Reuters. Отсылал темы или  готовые материалы, которые, как мне казалось, были бы им интересны. Где-то сказали, что уже есть репортер в Молдове. Из других редакций так и не ответили. В Би-би-си предложили написать пробный материал. Он понравился. И я стал писать регулярно. Но сначала мне дали прочесть многостраничный документ, посвященный стандартам, этическим принципам, действиям в определенных ситуациях и т.д. Почти в каждой редакции, где я работал, было такое руководство. Но у Би-би-си оно в несколько раз толще. Все в нем соответствовало здравому смыслу и не противоречило моим представлениям о качественной журналистике: отделять факты от мнений, давать слово всем сторонам конфликта, иметь на один факт больше двух источников информации.

Это были два самых интересных года в жизни. Я писал как постоянный фрилансер или стрингер (stringer - на русском это слово ассоциируется, скорее, с нижним бельем, чем с новостями). Темы - политика или "социалка". Я много узнал о своей стране, объездил города и богом забытые села. Звучит банально, но, если в Молдове и есть "природные богатства", то, несомненно, это люди: тракторист, подбросивший меня после 10-километровой пешей прогулки и угостивший виноградом; пенсионерка из Дома престарелых, которая рассказала, как строила Парламент и плакала у телевизора, когда его громили; две учительницы, пытавшиеся отстоять сельскую русскоязычную школу, которую собирались "оптимизировать"; одинокая заключенная в женской колонии с завистливой горечью смотревшая на детей, пришедших навестить своих мам; случайная прохожая в Бендерах, которая показала дорогу к университету, а потом неожиданно поделилась радостной новостью о том, что у нее будет сын. Это - часть Молдовы, и я никогда не узнал бы ее так близко, если бы не работа репортера.

Главная трудность - подбор тем для материалов. Сделать историю интересной для европейского читателя может экзотика или драма.. Но тут  мы находимся в нейтральном поле по сравнению, например, с Таджикистаном или Беларусью. Молдавской историей сложно удивить редакцию, через которую ежедневно проходят сотни материалов со всего мира. Большая доля моих идей откланялась. Но, со временем, стал понимать ход мыслей редакторов и перестал предлагать "провальные" темы. С другой стороны, у меня было больше свободы. В отличие от местной прессы, редакторам в Лондоне было неважно, кому я симпатизирую: коммунистам или либералам. Как правило, за пределами страны никому нет дела до молдавской политической жизни.

Если пересчитать на  рабочие часы, я зарабатывал больше, чем, в среднем, получает репортер в Молдове. Но, учитывая, что "выжать" ежемесячно больше трех тем нереально, месячный доход был гораздо ниже. Поэтому писал и для местного издания, и для чешского журнала "Transitions Online" на английском языке.

В БОРЬБЕ ЗА СТИПЕНДИИ

Многие думают, что работа репортера на международное издание предполагает частые командировки и разъезды. Это не так. По работе я за границу не выезжал, ведь от репортера из Молдовы ждут репортажей о Молдове. Так что все поездки за границу были связаны с повышением квалификации, к которой стремился сам. Год назад в моем резюме критически не хватало международного опыта. Это был важный фактор в борьбе за стипендии, в которую я вступил, желая учиться в одном из вузов. Я получал множество отказов. Поэтому основной период поездок пришелся на прошлый год, когда всерьез взялся за повышение своей конкурентоспособности. Участие в тренингах и семинарах - как снежный ком: чем больше опыта, тем чаще тебя выбирают.

Первым мероприятием был European Forum Alpbach в Австрии, который ежегодно собирает молодежь, представителей бизнеса и политиков со всей Европы. Это событие перевернуло представление о том, как я хочу дальше строить жизнь. После попал на учебный визит в Польшу, прошел воркшоп по освещению проблемы национальных меньшинств в Венгрии, побывал на тренинге, посвященном культуре памяти в Германии, и на семинарах Би-би-си в Украине. Будучи  в Глазго, поехал в Брюссель на одно из самых крупных мероприятий для молодых журналистов в Европе - European Yout Media Days. Оно проходило в Европарламенте, и была возможность получить комментарии депутатов и главы Европейской Комиссии по Социальным и Экономическим вопросам для моего видеосюжета. Он был о гражданах Молдовы, получающих румынские паспорта для того, чтобы работать и путешествовать по  Европе. Кроме этого, впервые принял участие как репортер пресс-команды в Моделировании работы ООН в Оксфорде. Раньше я был только делегатом. Были и другие не менее полезные программы, в которых принимал участие, не выезжая из Молдовы.

Есть сайты, которые собирают информацию о подобных программах и мероприятиях. Самый полезный у нас - www.civic.md . Пользуюсь и mladinfo, правда, он создан для молодежи из балканских стран, поэтому многие программы не рассчитаны на граждан Молдовы. Конечно, приятели и коллеги подбрасывают ссылки, когда видят что-то связанное с журналистикой. Я подавал заявки на разные стипендии два года подряд. В прошлом году - на десять программ, из которых не выиграл ни одной. В этом году мне предложили стипендию на четырех программах из девяти. Это была работа длиною в год, во время которой разбирал свои недостатки и пытался развить достоинства. Чтобы заниматься этим, бросил офисную работу, так как было невозможно совмещать. Иногда я чувствовал, что просто выбрасываю  деньги. Их пришлось потратить немало, в основном, на заказную почту, перевод и нотарификацию документов, различные сборы и тп.). В какой-то момент захотелось прекратить эту "извращенную азартную игру". Но в итоге понял, что все было не зря. И теперь чувствую, что обязан другим облегчить этот путь. Ведь мне самому очень помогла поддержка и советы близких людей. Именно поэтому решил вести блог. Почитать его можно здесь>>. С другой стороны, мой опыт – не правило. Знакомая из Одессы, которую я в свое время воодушевил, выиграла стипендию мастерата с первого раза. При этом она только окончила ВУЗ.

Не уверен, что есть одна "правильная" стратегия составления мотивационного письма. Каждый исходит из своих сильных сторон, акцентируя их. Мне кажется, что хорошее мотивационное письмо должно, прежде всего, быть устремлено в будущее, рассказывать о том, к чему вы стремитесь; как программа, на которую подаете документы, поможет не только в будущей работе или исследованиях, но, прежде всего, обществу и другим людям. Хорошо бы написать, чем вы будете во время учебы  полезны для этой программы, что бы могли привнести, учитывая собственный  опыт. В общем, от вас ждут понимания перспективы, а не самолюбования  и перечисления заслуг. Если это стипендия на учебу, напишите, что бы вы хотели исследовать в это время. Если семинар, то как используете полученные знания. Возможно, у вас есть идея проекта, связанного с этой темой? Отлично! Напишите об этом. Уверенность – это хорошо. Если напишите неуверенно, то комиссия будет так же неуверенно рассматривать вашу кандидатуру.

Резюме должно быть максимально коротким: две страницы, максимум три. Я сокращал подробности, так как на каком-то этапе оно стало длиннее четырех страниц. Некоторые редактируют резюме под конкретную программу, чтобы не распылять внимание того, кто будет его читать.

ПУТЬ К ЦЕЛИ ЛЕЖИТ ЧЕРЕЗ ГЛАЗГО

В 2013 году  получил стипендию через программу Erasmus Mundus и поступил на Международный магистрат в области изучения России, Центральной и Восточной Европы в университет Глазго. Мотив был такой: мне интересно, почему регион, в котором живу, именно такой,  с такими проблемами и судьбой? Я понимал, что хоть и затрагиваю часть этих вопросов в репортерской работе, делаю это поверхностно. Хотелось докопаться до сути, понять причину во всей ее многогранности. Считаю, что только такой подход поможет нам разобраться в том, кто мы, куда идем и как туда добраться. В кишиневском университете нам часто повторяли, что журналист должен разбираться во всем, но ни в чем при этом не быть экспертом. Спорный тезис, но он верно отражал мой внутренний конфликт: надоело быть "экспертом ни в чем". Именно поэтому заинтересовал исследовательский путь. Трудно сейчас сказать, к чему конкретно стремлюсь, но я представляю себе вектор. Думаю, это могла бы быть работа в международной исследовательской или экспертной организации, консультации по выработке политики, или  разработка и внедрение проектов в международных структурах, наподобие ПРООН.

В этом году Университет Глазго вышел на 51 место в мировом рейтинге ВУЗов и последние несколько лет его позиция движется вверх. Он, конечно, далек от Кембриджа или Оксфорда. Но рейтинг  всего университета не так важен, как рейтинг конкретного факультета. По этому параметру мой департамент "Российских Исследований"  - входит в тройку лучших в мире, а специализированная коллекция книг по этой тематике в Глазго - самая большая среди университетов мира. Мне стипендию дает Евросоюз через программу Erasmus Mundus, она стандартна для всех программ этого типа.  Поэтому в Глазго ее хватает впритык, зато в Будапеште на нее можно жить like a boss.


В блоге я подробно писал о трудностях поиска жилья, открытия банковского счета, регистрации в полиции и  об общей дезориентации в первую неделю. Удивила система студенческих общежитий. Я вырос с мыслью, что молдавский студент беден, а, значит, общага должна быть дешевой. В Глазго все наоборот. Студенческое общежитие обойдется в 1.5 – 3 раза дороже, чем комната  частника. И условия проживания не стоят этой суммы. Комнаты небольшие, кухню и туалет придется делить с пятью соседями. Это самый дешевый вариант. Поэтому в конце семестра студенческие форумы забиты объявлениями желающих сдать свою комнату в общежитии. Это, к сожалению, единственный способ разорвать контракт с университетом до конца учебного года и не потерять деньги.

Самый большой кластер студентов в моей группе из США. А в целом группа очень многонациональная – это характерно для программ Erasmus. Есть две девушки из Тайланда, они очень милые, но чувствуется, что учеба им дается тяжело. Я восхищаюсь их смелостью. Сам бы ни за что не стал учить тайский язык или, например, историю Тайланда – слишком чужое. У них труднопроизносимые имена, поэтому девушки просят использовать их английские никнеймы: Анжела и Джинни. Парень по имени Таха приехал из Алжира - милейший персонаж, несмотря на большую черную бороду. К тому же, он прекрасно говорит по-русски, прожил несколько лет в Украине, и менталитет у него какой-то уж очень наш. А девушка Беатриз из Мексики в первый день знакомства призналась, что ее мечта – побывать в Молдове! О нашей стране она узнала благодаря поэзии и совместной работе с молдавским автором Андреем Ланга (Беатриз пишет стихи и прозу на испанском). С тех пор учит румынский язык и собирает деньги на билеты.


Со мной учатся ребята из Новой Зеландии, Канады, Германии, Италии, Франции, Великобритании, Венгрии, Болгарии и Румынии. Ну и, конечно, несколько человек из России, Украины и Азербайджана. Это особый сорт людей, которые интересуются нашим регионом, потому что с ним связана их прошлая деятельность. Особенно умиляет, что большая часть моих сокурсников учит русский язык, и постоянно просит "говорить с ними по-русски". Все как у нас, только с точностью до наоборот. Очень приятное чувство.

К взвешенности информации, которую получаем, у меня нет претензий. Думал, что будут, но нет. В нас воспитывают академический, критический подход к тому, что читаем. Естественно, попадаются разные авторы и каждый из них, сознательно или нет, продвигает свою точку зрения. Важно уметь эти данные анализировать. У меня есть преимущество: доступность русскоязычной литературы, возможность работать с первоисточниками, а не полагаться на чужое мнение. Главная проблема многих западных исследователей именно в этом – они опираются на другие западные исследования. Получается "круговорот вторичности". Это сужает глубину анализа. С другой стороны, у русскоязычных авторов часто встречается неприкрытый идеологический окрас, и, как следствие, игнорирование фактов, "натяжка" выводов. Словом, идеала нет – необходимо комбинировать. Наверное, из этого и будет состоять моя дальнейшая работа.

Анна Гуцан

Фото: Demetrios Pogkas, Sonja Huttunen, Martin Hanzel

allfun

Еще Люди