Columns

Юджин Пяткевич

Юджин Пяткевич

О том, как Ной становился настоящим

Снимая фильм про Ноя, важно понимать, что соблюдать правильный баланс и стараться заполучить исключительно лестные отзывы не стоит и пытаться.

Такой Ной не может не заинтересовать. Когда за съемки картины берется один из самых неоднозначных голливудских режиссеров, главную роль отдают Расселу Кроу, а в основу сюжета ложится одна из краеугольных библейских легенд – фильм вызовет ажиотаж вне зависимости от того, насколько он хорош.

Идея снять фильм про Великий потоп зародилась в светлой голове Даррена Аранофски довольно давно – еще в 98м, однако тогда запустить столь масштабный проект исключительно за счет энтузиазма у режиссера не получилось. Для того, чтобы вызвать еще один потоп, Аранофски был недостаточно авторитетен, а технологии конца двадцатого века такое количество воды обеспечить не могли. Зато пару лет назад, после того как его "Черного лебедя" номинировали на Оскар, Аранофски заслужил внимание продюсеров и наконец-то получил возможность воплотить в явь свою давнюю задумку.



Снимая фильм про Ноя, важно понимать, что соблюдать правильный баланс и стараться заполучить исключительно лестные отзывы не стоит и пытаться. Тебя в любом случае либо предадут анафеме, либо окрестят мягкотелым. Даррен Аранофски принял единственно правильное решение – он показал такого Ноя, в которого верит он сам.

Фильм начинается, перед нами предстает бородатый непорочный Рассел Кроу и два его чада. О том, как сюжет будет развиваться дальше, я вам ничего не скажу. Но вы точно увидите на высшем уровне владеющего боевыми искусствами Ноя, девятисотлетнего Энтони Хопкинса, много животных и еще больше осадков.

До определенного момента впечатления от фильма наверняка будут идти нога в ногу с ожиданиями, очень по-библейски, очень эпично, очень не так, как у нас. Однако, в определенный момент фильма Даррен Аранофски мастерски, как это и положено настоящему асу режиссерской работы, переведет картину из разряда эпоса в разряд тяжелой семейной драмы, и для каждого зрителя Ной станет намного более настоящим Ноем, чем тот, о котором мы читали, чем тот, которого мы представляли, и даже чем тот, который, возможно, действительно несколько тысячелетий назад с самым большим зоопарком на планете бороздил просторы сплошного океана.



Отдельный поклон хочется отвесить создателям картины за ее красоту. По фильму, Ной уникален не только прямой телефонной линией с Создателем и недюжим долголетием, но и самыми красивыми снами на свете – вероятно, в 3D "Ноя" стоило снимать только ради показа моментов, когда главный герой находится на грани реальности и сна.

"Ной" – не шедевральная, но, безусловно, достойная картина о том, что будь вы хоть трижды внуком Мафусаила, играй вас хоть Рассел Кроу, хоть Эмма Уотсон, живи вы даже три тысячи лет назад, вам в любом случае не миновать греха, ярости небес и неудачи попасть под дождь без зонтика.

Еще Columns