Тема

Moldovan Diaries: как быть гражданином Молдовы

Впервые режиссер Паоло Патерлини и фотограф Цезарь де Гиглио побывали в Молдове в 2012 году. Как и многих путешественников, их заинтересовало "самое малоизвестное место в Европе". К собственному удивлению, они быстро поняли, что об этом месте есть что рассказать и, главное, что рассказывать нужно. Через два года они вернулись вновь, и уже не просто из любопытства. За несколько месяцев путешественникам удалось объехать десятки городов, посетив коммуны ромов, Приднестровье и Гагаузию, молдавские села и заброшенные еврейские кладбища. Целый год они напряженно работали, обрабатывая собранные материалы. И, наконец, мультимедийный проект "Молдавские дневники" / "The Moldovan Diaries"  был опубликован. В него вошли сотни фотографий, текстов и видеосюжетов, в которых жители Молдовы рассказывают о себе и своей земле.

Автор статей проекта The Moldovan Diaries, режиссер Паоло Патерлини, рассказал о том, что происходило за кадром и как иностранцам удалось по-своему увидеть и понять нашу страну.


Почему вы решили снова вернуться в Молдову и, более того, рассказать о ней миру?

После первой поездки мы поняли, что одна из главных причин отсутствия  Молдовы в медийном пространстве состоит в том, что люди, особенно на Западе, просто не знают, где она находится. Сейчас республика проходит важнейший политический и социальный этап своей истории. Поэтому и решили создать документальный проект, настолько всесторонний, насколько это возможно, чтобы ответить на главный вопрос: "Что значит сегодня быть гражданином Молдовы?". Кроме того, Цезаре и я активно интересуемся геполитикой и Восточной Европой. Для нас естественно сфокусироваться на исследовании молдавского общества.


Паоло Патерлини и Цезарь де Гиглио работают над проектом.

Какие самые яркие впечатления о Молдове?

В первую очередь, ошеломляющее гостеприимство. Пока ездили по сельской местности, нас постоянно хотели угостить, напоить вином. А в Кишиневе поразил Центральный рынок. Десятки маршруток, направляющихся во все уголки Молдовы. Отовсюду звучали несколько разных языков, прекрасно сосуществующих в такой маленькой стране. Наша очарованность Молдовой началась именно там.

Как вы находили героев для интервью? Было ли сложно их разговорить? Ведь они должны были рассказать на камеру личные истории.

Пока работали дома и планировали проект, мы начали создавать то, что вскоре стало обширной сетью друзей, знакомых и переводчиков. Именно они помогали искать героев и темы. Нетворкинг — важнейшая часть любой полевой работы. Кроме того, мы проехали по стране больше 7 тысяч километров. Это помогло исследовать даже скрытые уголки республики.
Чаще всего начинали интервью с вопроса об истории семьи наших героев. Так им было намного легче постепенно открываться и рассказывать совершенно невероятные случаи. Иногда это требовало нескольких минут, иногда — часов, иногда ничего не выходило, и мы не включали историю в проект. Были десятки интервью, которые в итоге решили не публиковать. Но они оказались полезными для того, чтобы глубже понять, что сегодня происходит в Молдове.


Хранитель "тайной" библиoтеки в селе Скиноаса.

Ваши статьи поражают пониманием ситуации в нашей стране. Такое редко встретишь даже среди местных жителей. Чем вы руководствовались, исследуя Молдову? Вас кто-то направлял?

Фундаментом послужил давний интерес к восточно-европейскому обществу и то, что я прочитал все, что только смог найти о современном молдавском обществе. А долгие разговоры с людьми помогли понять, как они думают о себе, каковы их политические и религиозные взгляды, традиции и культура. У меня была возможность сравнить это с тем, как в Западной Европе думают о молдаванах.

Главной трудностью было сделать из устных историй текст. Я решил быть максимально объективным при передаче исторических фактов. Но старался не упускать и личные взгляды интервьюируемых, и их анекдотические истории.

А как удалось преодолеть культурный и языковой барьеры?

Благодаря многочисленным друзьям, языковой барьер ни разу не становился непреодолимым препятствием. Напротив, героям было очень интересно узнать и о нашем языке и идентичности. И интервью часто превращались в плодотворный культурный обмен.


Молдавский ландшафт, думаю, не очень привычен для европейцев. Сложно ли было Цезаре адаптировать к этой местности свой визуальный язык? Его фотографии одновременно реалистичны и красивы: с первого взгляда понятно, что их делал иностранец.

Не думаю, что ему было сложно. Мы и раньше путешествовали по Восточной Европе и бывшим советским республикам. Он уже знал, как хочет скомбинировать постсоветский ландшафт и советскую архитектуру, и какая эстетика подходит для этого проекта. Часто мы вместе обсуждали, как лучше запечатлеть наших героев.


Во вступительной статье к проекту вы пишите, что даже в конце такого большого путешествия не можете делать выводов. Но ведь, наверняка, должны быть какие-то идеи о молдавской идентичности? Хотя бы часть мозаики должна была сложиться.

Несмотря на то, что многие любят подчеркивать бесспорные контрасты и несогласия между разными группами людей, живущими в стране, мы все же почувствовали национальное единение Молдовы. Гнев, которым охвачены граждане Молдовы, по большей части, законен. Он направлен, прежде всего, на правящий класс и вызван ужасающей коррупцией, которая влияет на жизнь людей.

Только закончив проект, мы поняли, насколько было сложно, используя одновременно текст, фотографии и видео, собрать мозаику молдавского общества. Но мы рады, наконец, вернуть Молдову на карту Европы, чтобы ее увидело больше людей.

Текст: Ольга Гнаткова
Фото: личный архив героя, facebook.com/paolo.paterlini, www.themoldovandiaries.com

allfun

Еще Тема