News Mix

Кишиневское здание - "ромашка" попало в проект Brutal East польских дизайнеров

Польская дизайн-студия Zupagrafika выпустила серию бумажных макетов под общим названием Brutal East. Из иллюстрированных бумажных деталей можно собрать семь зданий-моделей, представляющих модернистскую архитектуру Восточной Европы во второй половине ХХ века. Прототипом одного из макетов стала «ромашка» — знаменитый кишинёвский дом-башня, он же «кукуруза», пишет Locals.md.

На сайте Zupagrafika говорится о том, что набор включает в себя 7 зданий: «от вездесущих панельных жилмассивов до мощных архитектурных памятников, которые можно обнаружить на пространстве бывшего Восточного блока, и которые ожидают своей реконструкции или находятся под угрозой сноса».

Помимо кишинёвской «Ромашки» в серию Brutal East вошли — Восточные Ворота Белграда (Белград, Сербия); Дом Советов (Калининград, Россия); Жилой комплекс Jižní Město (Прага, Чехия); Жилой комплекс на Новосмоленской набережной (Санкт-Петербург, Россия); Дворец спорта (Вильнюс, Литва); Жилой комплекс «Манхэттен» (Вроцлав, Польша). Создатели подчеркивают экологичность своего продукта.

Макеты напечатаны на бумаге из вторичного сырья и включают: короткую записку об архитекторах, проектировавших здания, год постройки и точное местоположение. Набор стоит — 17 Евро.

По мнению авторов, он позволяет играючи изучить и реконструировать некоторые из самых противоречивых зданий, возведённых за Железным занавесом.

Zupagrafika — это креативная дизайн-студия и независимое издательство, которое находится в Польше. В 2012 году его основал испано-польский дуэт — David Navarro и Martyna Sobecka. Авторы говорят о своей близости к таким направлениям, как Польская школа плаката (Polish Poster School), послевоенный архитектурный модернизм и работа с бумажной продукцией. Они специализируются на изготовлении плакатов, издательском деле и дизайнерских продуктах связанных с архитектурой.

Brutal East — последний из длинного списка проектов, реализованных командой. До этого большого успех и мировое признание получил набор макетов «Brutal London» (2015). В 2016 году он был адаптирован в книжную форму и вышел под названием «Brutal London: Contruct Your Own Concrete Capital». Blokografia» (2012), «Eastern Blocks» (2014), «Blokoshka» (2016), «Paris Brut» (2016) — во всех этих проектах авторы работают с архитектурным наследием второй половины ХХ века, переводя его из области функциональной или идеологической, в область культурного явления.

На одном из этапов подготовки Brutal East авторы сотрудничали с фотографами из городов, в которых располагаются прототипы бумажных макетов. На фоне прототипа фотограф должен был снять местного жителя, держащего бумажный макет здания. Молдавский фотограф Михаил Каларашан рассказывает о своём участии в проекте: "Что касается конкретной моей съемки, было сложно. Мне не повезло с периодом: как раз был циклон и столбик термометра опустился до минус восьми. Людей на улице почти не было, тем более пожилого возраста (мне дали рекомендацию искать пожилых людей, так называемого «типичного кишиневца»). Те, кто все же попадался на улице, на контакт не шли. В общем, с горем пополам, карточку сделал, а так же лично для себя сделал выводы, что процент закрытых и недоверчивых людей у нас выше, чем я думал".

Название серии Brutal East отсылает к архитектурному направлению брутализм. Это одна из ветвей послевоенного архитектурного модернизма. Брутализм появился в Великобритании и на протяжении 1950-х — 1970-х годов был распространён практически во всех странах Европы и мира, в том числе в США, Канаде, Японии, Бразилии, Израиле, Австралии, странах Скандинавии и СССР. Термин происходит от французского словосочетания «béton brut» — «необработанный бетон».

В обиход его вводит знаменитый французский архитектора Ле Корбюзье, который к пятидесятым годам XX столетия переработал основы советского конструктивизма в новый, собственный архитектурный стиль. Проекты и постройки Ле Корбюзье стали предтечей британского брутализма. Появление такого нового строительного материала, как армированный бетон (железобетон) — его пластичность и «скульптурные» возможности стали едва ли не главным элементом художественного языка у бруталистов.

Именно железобетон стал символом надежд для нового, послевоенного поколения архитекторов и основой для растущей урбанизации. Распространению «архитектуры железобетона» не смогли помешать ни Холодная война, ни границы. В период хрущевской оттепели архитекторы из СССР перенимают основные тенденции нового стиля у своих западных коллег.

Таким образом, идеи конструктивизма, который зародился как авангардное направление в 1920 — первой половине 1930 годов в СССР, облетели весь мир, и в своём переработанном виде вернулись обратно в Советский Союз. Сохранив общие визуальные черты и формы брутализма, советские архитекторы добавили декоративности, тем самым уйдя от концепции «голого бетона». Они начали применять облицовочные материалы (мрамор, песчаник, ракушечник или более дешевые аналоги), использовать мозаичные пано, сграффито, барельефы, прочие модернистские элементы украшения, а так же – массовое остекление поверхностей зданий, отчасти напоминающее о конструктивизме. Так появляется новый архитектурный стиль — советский модернизм. Он стал последним цельным и самодостаточным архитектурным стилем СССР. Кишинёвская «Ромашка» относится именно к нему.

Напомним, что «Ромашка» была построена к 1986 году. Она должна была стать частью большого проекта советского Министерства строительства. Авторы — главный архитектор проекта О.Вронский и главный инженер проекта А.Мариан. Помимо 22-этажной (73 метра) башни, которая стала одним из самых высоких зданий в Кишинёве, планировалось построить столовую, небольшой кинозал, спортзал, библиотеку. Но весь комплекс остался лишь на бумаге, а построенную «Ромашку» превратили сначала в малосемейное общежитие, а после 1997 года присвоили статус «жилой дом». Своё название дом-башня получил от архитекторов: если смотреть на план, то в сечении квартиры расположены по кругу, как лепестки у цветка.

Источник: locals.md

Еще News Mix