Тема

История одной попытки – (не)выученные уроки


Черт, как-же холодно… И ветер бьет так, словно сейчас слечу прямо в пропасть. Скоро уже этот контрольный пункт? Побыстрее бы до него добраться… Мда. В прошлом году было не так холодно. И добрались мы до него засветло. Хотя – ну и что, что засветло? Все равно еле ноги волочил и казалось, что вот-вот закончится воздух. И ведь все равно сошел с дистанции после этого рокового подъема, после этой горы и ее диких, непроходимых джунглей… И как у них получается так быстро подниматься? У них что, сердце больше?.. Эх, сейчас бы к Дойне, к Кире, к Анне… Ну и где-же этот долбанный пункт? Ни черта не видно… – Эй, Юлик!...

Трудно вспомнить порядок мыслей, которые бешеным вихрем кружились в моей голове во время подъема на гору Букшою, а с нее дальше – на Ому, в соседней Румынии. Ввязавшись второй год подряд в это многокилометровое путешествие с тремя подъемами на гору Ому в течении 30-ти часов, я ожидал от себя большего. В первый раз я сошел c дистанции на 60-ом километре из 90-та. После 14-ти часов борьбы с горами, с усталостью и с самим собой - я сдался. В этот, второй раз, в июле 2018 года, я был настроен решительно как никогда. Покорю эту гору и … себя.

Это не первый мой ультра-марафон. В 2016 я пробежал 81 км в другом регионе Румынии – в Бистрице. Горы там показались мне не такими суровыми, а километры текли быстрее. После того забега я чувствовал себя очень хорошо. Тогда мы еще не тусовались с бегунами, и у нас не было сообщества trail-runner-ов. Все познавалось на личном опыте – на своем горбу.

А сейчас, я лежу в палатке и думаю только об одном – смогу ли я?

21.00 Отбой. Рюкзаки собраны. Специальные такие, небольшие рюкзаки – на 10-15 литров. В них все необходимое снаряжение, требуемое организаторами. Дождевик, непромокаемые штаны, налобный фонарик, батарейки, алюминиевая фольга (на случай гипотермии), шапка, бинт, йод, несколько лейкопластырей. В этом году погода не очень – ночью было +7, а ведь на дворе июль. Ждем завтрашнего утра. Залезаем в палатку. Может удастся поспать несколько часов. Юлиан спит в машине – ему там удобней. Он мой напарник. Это одно из условий ультра-марафона – участники должны быть в командах по двое человек. С первого взгляда – это намного облегчает задачу преодоления этих 90-та километров в горах. Но об этом чуть позже.

05.00 Подъем. По традиции, в сердце румынских Карпат, жителей палаточного городка будит Zdob si Zdub. Бодро звучит Bună dimineata, и под звуки трубы ультра-бегуны вылезают из своих берлог, улыбаясь. Кто-то готовит кофе, пользуясь пламенем газовых горелок, кто-то заливает мюсли йогуртом. Мы съедаем по банану, варим овсянку и запиваем чаем, который готовит Виталик. Виталик в этом году не участвует в ультра-марафоне. Он считает себя «неподготовленным». Просто он вызвался нам помочь в организации лагеря и питания. Витя еще спит.

Эмоций почти нет. Я весь в приготовлениях. Поскорее бы уже началось – ведь ожидание самое напряженное время перед забегом. Юлиан, который будет моей командой в течении этого соревнования – тертый калач в забегах на дальние дистанции.

Ух! Ну и садистские наклонности у организаторов этого марафона: помимо дистанции в 90 км, они позаботились о наборе высоты в 7500 метров (почти как гора Эверест) и, самое интересное, это наличие напарника - команды. Твой напарник – твое все. По условиям организаторов, расстояние между членами команды не должно быть более 50-ти метров. На чек-пойнты бегуны должны приходить вместе. В общем – муж и жена – одна Сатана, как говорится в народе (шутка!).

А если серьезно - страшнее многих километров может быть лишь неправильно выбранный напарник. Обязательный напарник - изюминка этого соревнования.

Перед стартом. Адреналин распирает грудь. Разряженный горный воздух слаще всех ароматов, придуманных парфюмерами, а солнце, только-только появившееся из-за горных пиков, красивее всех фотографий когда-либо виденных. Сердце вырывается из груди. Старт!

После первых 2-х километров эмоции улеглись и началась монотонная работа ног под хаотичный переход от мысли к мысли. Вдох длиной три шага и выдох такой-же длины. Левой, правой, левой, правой…

Самый сложный элемент с физической стороны – это длинные спуски с горных вершин. Через 50 метров спуска бег превращается в мучительный процесс горения квадрицепсов. А ведь спуски длятся километры. Ну а когда речь заходит о психологии, то самое трудное это удержать себя от плохих мыслей.

С каждым километром, мир потихоньку становится против тебя. Все – против тебя. Все – виноваты в том, что ты здесь и что тебе трудно. Никто тебя не жалеет. Никто искренне не приободряет. Только ты, природа, и твой напарник, который наверняка думает так-же как и ты. А может нет?...

На чек-пойнтах – арбузы, шоколад, сыр, соль (!), бананы, апельсины, орешки, сало, хлеб, глюкоза (в плитках), яблоки. Из питья – изотоник и вода. На некоторых – Кока-Кола. Чек-пойнты- это как оазисы в пустыне. Многие используют их как старт и финиш. И таким образом обманывают свой мозг. Пожалуй, самое важное в ультра-марафоне – это вовремя обмануть свой мозг. Я пока не научился это делать.

Роковой подъем.

Подъем на гору Букшою – второй из трех подъемов на Ому. Так случилось, что гора Букшою – как раз по пути на Ому, и от нее до заветной вершины, где участников ждет горячий суп и теплая комнатка, всего несколько километров прячущейся тропы. По гребню. Наш подъем длился почти 5 часов. По дороге мы то догоняли, то отставали от нескольких других команд. И каждый раз Юлиан меня терпеливо ждал и подбадривал. Но я это не чувствовал. Я вообще ничего не чувствовал. Мое сердце билось медленно и словно не хотело гнать кровь к мышцам. Дескать – и так обойдутся. А вот и зря.

Ночь застала нас на 55-ом километре. На вершине Букшою ветер сдувал с ног. Организаторы обещали, что рефракторные указатели помогут не сбиться с пути в ночи. Но их не видно. Несколько команд сбились в кучу и идут гуськом один за другим. Туман. Юлиан идет первым – откуда у него столько сил? Ведь в этот момент кажется, что все чувствуют себя также разбито, как и ты. И каждый мечтает оказаться внизу, в базовом лагере… Оказывается - не все.

Тропинка затерялась. Пятеро человек ждут разведчика – который отправился вперед, чтобы найти верный путь. «Нашел!», крикнул Юлиан и добавил «Осторожно, не оступитесь- слева и справа - пропасть». Тьфу! Освещаю фонариком влево, вправо – так и есть. Склон уходит вниз.

И тут меня окутал страх. Обычный, инстинктивный, первобытный страх. Страх смерти. Весь этот салат из людей, километров, темноты, гор, ветра, холода – все это оказалось таким страшным. И, наверное, тогда я принял решение – сойти с дистанции. Второй год подряд, на том-же километре.

Когда мы дошли до Кабаны Ому, нас встретили веселые волонтеры. Они улыбались. Улыбался и Виталик, который взобрался на гору с рюкзаком и провизией для нас. Мы вошли в кабану и поняли, что дальше мы пойдем лишь в базовый лагерь. Человек, который был моей командой все 16 часов и 60 км гонки, тактично намекнул, что устал и что мы, скорее всего, не успеем вовремя преодолеть оставшиеся 30 км. Я согласился, потому, что понял, что это было сказано исключительно для меня и моего самолюбия… Мой мозг обманул меня.

Уже внизу, в базовом лагере, лежа в палатке и вслушиваясь в ночь, я был счастлив. Я знал, что скоро наступит утро, и мне станет очень грустно. Неудача – это своего рода трамплин, который первой амплитудой уносит тебя вниз, а потом норовит подбросить. Ведь в сравнении с теми, кто уже пересек финишную черту, у тебя все еще впереди.

Я не уверен, что в следующем году вернусь на эту гору. После двух неудач, я все еще желторотый птенец перед стеной мучений и выносливости. Однако неведомая сила и причины, которые зарыты где-то глубоко в подсознании, слегка подталкивают меня на покорение этих километров и себя самого.

Сергей Ипатий

Еще Тема