Columns

КрИтинский отпуск, или почему я решила учить греческий

КрИтинский отпуск, или почему я решила учить греческий

Отпуск на Крите не оправдал мои ожидания, но мне понравилось

Что может  обещать  отпуск, начавшийся с задержки  рейса в общей сложности на 12 часов, ожидания вылета в мало напоминающем  международный аэропорт здании одесского аэроВОКЗАЛА, посадочного талона,  выданного 13 числа 2013 года за номером 6666, ну, и пункта назначения с  аббревиатурой


HER? Вот-вот, и я о том же: ничего хорошего.  Но жизнь для того и существует, чтобы не оправдывать наши ожидания.

С мечтами о прогулке по приезду, в лучах закатного солнца по лазурному берегу северного Крита, мы с подругой распрощались ещё на территории незалэжной Украины. Бастующие против чего-то там греки, задержки всех рейсов, включая наш многострадальный чартер, много кофе, одна-единственная розетка на весь одесский аэропорт, оккупированная чьими-то зарядками для мобильников,  пассажиры, потерявшиеся в дебрях одесского дьютифри  — никакой предотпускной романтики, только хардкор. А после полуночного перелёта в этот самый HER, в миру Ираклион, двухчасовой дороги до отеля, полусонного заселения, поисков нужного номера в гостиничных лабиринтах в обнимку с тяжелеными чемоданами (одежды и косметики-то много не бывает) — впору было уже скорее встречать рассвет на греческой земле. 

Ночью все кошки серы. Поэтому оценить гостиницу, яства и собственно сам городок Георгиопулис  удалось только при свете дня. Тоге же самого, причём. Подкрепившись в людной, но весьма демократичной трапезной, где можно было найти как блюда усреднённо-европейской, так и местной кухни, мы дружно отправились на пляж. Как выяснилось позднее — обгорать. По-моему, именно так начинается отдых у половины критских и не только туристов.

Уже давно став ветеранами отдыха на украинском побережье Чёрного моря, мы привыкли к подстилочкам, торговкам варёной кукурузой, сладкой ватой и вафельными трубочками. А тут Европа: платные шезлонги, премиленькие бары, чистые пляжи и …африканцы, пытающиеся продать туристам  фенечки и солнечные очки, турки с арбузами, тайцы, предлагающие массаж.  И упаси вас Бог отказать не сразу! Задушат вниманием.  Но это всё проза.  Лирики тоже было предостаточно: необыкновенного цвета критское море с холодными подводными течениями, в меру рыхлый песок, будто идеально созданный для пробежек у кромки воды, шум волн, горы и, конечно, солнце.

К слову, выбирая турпакет, мы не стремились всё время проводить в хоромах с кабельным телевидением, джакузи и наслаждаться 600-разовым питанием в день по системе "всё и сразу". А потому недорогого, но чистого номера, питания HB и 6-и метрового фикуса в непосредственной близости от нашего балкона оказалось вполне достаточно для создания комфортного отпускного  фона.  Не хватало нормального wi-fi  в номере и кондиционера, который наличествовал, но выглядел весьма сомнительно. Так что мы его так и не решились запустить.  

О том, чтобы голодать на Крите, нечего и думать. Ибо любые вылазки для осмотра окрестностей, так или иначе, заканчиваются посиделками в какой-нибудь местной таверне, где всегда есть чем утолить гастрономический голод и получить долгожданный доступ во всемирную паутину.  В поисках чего-то не просто национального, а именно аутентичного, нас заносило в семейные ресторанчики, куда,  помимо туристов, захаживают и местные жители: выпить чаю/кофе/вина/ воды или чего-то покрепче после/до/вместо работы, учёбы. Что и говорить, если даже местные священнослужители вечерком не откажутся посидеть в баре-таверне, пообщаться с прихожанами, поговорить за жизнь.  В силу того, что городишко, в непосредственной близости от которого мы поселились,  маленький, и почти все друг другу родня, приезжих примечают быстро, но относятся  к ним радушно. Причём, кажется, искренне.

Также радушно жители Крита откажут вам обменять любую, кроме долларов США, валюту: всё, кроме американской "капусты", на острове не конвертируется. Да и то, что у вас будет с собой, придётся менять в банке аккурат до часа пополудни. Потом "трапезы" (прим.ред - с греческого "банк") на острове закрываются. Нет, не на обед.  До завтра. Поначалу меня это возмущало, но поближе познакомившись с местными, стало понятно:  так уж заведено и ничего не поделаешь.

Сувенирные магазины и рассчитанные именно на туристов местечки – это отдельная история. И ничего в ней нет истинно критского. Напротив:  за последние 10 лет города-спутники Ираклиона стали позиционировать себя как места тихого отдыха для людей в возрасте и семей с детьми. И если к первой категории относятся благополучные европейцы, в основном британцы и немцы, то подавляющее большинство семейных туристов приходится на жителей России и СНГ. А это диктует свои правила: не всегда грамотные призывные таблички, ценники, инструкции и путеводители, написанные на русском языке.  Хотя, всё верно: кто платит - тот и заказывает музыку. Это правило работает даже на Крите.  Мы же старались не говорить на языке Пушкина и Достоевского, ибо как-то не очень хотелось ассоциироваться с  оллинклюзивом, водкой и катамаранами, которые, очевидно, являются излюбленным видом морских прогулок у туристов  из РФ.   

Стандартные экскурсии нас не привлекали изначально. В силу отсутствия навыков вождения, услуга аренды автомобилей и велосипедов тоже оказалась недоступной.  А значит, надо было придумывать свою культурную программу.  Мы попросту вооружились несколькими критинами критянами, показавшими нам северное побережье острова таким, каким его туристы не видят: греческую Венецию — город Ханья, старинный и кишащий молодёжью Ретимно, окрестности  и старый порт колоритной евро-деревушки Георгиопулиса. И всё это по Национальному шоссе, более напоминающему широкий серпантин: по склонам гор и обочинам  - цветы,  лимонные деревья, пальмы, виноград. Сами дороги – мечта кишинёвского автомобилиста. И не только потому, что они made in Europe: дислокация местных гаишников с радарами известна всем и каждому, она никогда не меняется, а потому водители уже чисто интуитивно сбрасывают скорость в местах радарных "засад". Что ещё? Культура на дорогах. Став свидетелем одного ДТП с несколькими пострадавшими, нам сразу стало понятно – другие они,  эти греки. Около сотни водителей, оказавшихся в пробке, смиренно ждали на ночной трассе, пока стражи порядка и эскулапы сделают своё дело. Никто не возмущался и зря не сотрясал воздух.

Ранее, общаясь с греками, мне доводилось замечать, что они любят свою страну и культуру, могут без умолку  о ней говорить, нередко забывая о вашем существовании и о том, что по-гречески вы совсем не понимаете. И, кстати, планируя поездку на Крит, не пытайтесь учить греческий язык: вас-то, может, худо-бедно и поймут, а вот вы всё равно ничего не разберёте. Критский диалект греческого даже афиняне не понимают.  Так что вооружайтесь английским и языком жестов – эти два средства общения  уже давно стали универсальными.

На острове много не только цветов и пляжей. Там много, даже слишком много, церквей.  В Георгиопулисе , например, туристической достопримечательностью считается часовня Св. Николая. Добраться до белокаменной церквушки можно только по 100-метровому  каменному мосту (набросанные в море камни, обтёсанные волнами, с обилием морских ежей).  Решаются увидеть часовню не все туристы, ибо за час пути туда и обратно ты как минимум худеешь на несколько кг и стареешь на пару лет.

А ещё Крит славится своим горным чаем и тимьяновым мёдом. И там готовят отличный кофе! Он-то как раз и не дал нам уснуть по дороге домой, придал сил в таскании уже незакрывающихся чемоданов (сувениры же тоже никто не отменял, да и новой косметики никогда не бывает много). Георгиопулис, Ираклион, Одесса, Кишинёв. Мы дома: недели как и не было.

По приезду поймала себя на мысли, что мне нравится, когда жизнь не оправдывает мои ожидания именно таким вот образом. Правда, одну поправочку я бы всё-таки внесла в свой отпуск: умножила бы количество  крито-дней как минимум на два. А ощущение некоторой "недоотдохнувшести"  достаточно замотивирует для того, чтобы в следующем году в одной из полюбившихся критских таверн на греческом языке заказать фредо капучино, без сахара :)

Еще Columns