Columns

Ethno Jazz - часть 3

Ethno Jazz  - часть 3

Третий день фестиваля Ethno Jazz начинался с новых туфель моей любимой Глушкевич. "Что, небось, опять какую-нибудь глупость про меня в блоге напишешь?", язвила звезда молдавского телевидения, выкладывая деньги за два кофе, так как опоздала…выбирая туфли! Она, видите ли, не могла выбрать между синими и бордовыми, поэтому купила серые.

Вот она, моя звезда Молдавского телевидения.

Первыми в тот день выступали трио "Gustav Lundgren Trio". Половину выступления мы с Глушкевичем обсуждали туфельный ассортимент Зориле, наши хвосты в универе и двух иностранцев, которые сидели рядом и от которых несло, как от кабака. Музыка, сопровождающая наше трындение, напоминала бесконечный саундтрэк к фильму "Вики, Кристина, Барселона". Мы уж было совсем свыклись с тем, что джаз нам сегодня не покажут, первый ряд вообще наполовину спал, как вдруг, на сцену выбежала… КОШКА. Большая такая, трехцветная, с усами. Зал оживился, первый ряд проснулся, и пока мы доставали наши камеры из наших сумок под нашими пиджаками, кошка сбежала. Надо отдать должное музыкантам, ни одна струна не дрогнула, как играли, так и продолжили играть. После кошки, парни решили взбодрить публику и исполнили "Дунайские волны" на свой лад. Как говорится, на вкус и цвет…и билеты были по блату, поэтому проехали.

А дальше был антракт, господа. Кстати, для тех, кто не в курсе, в любом, даже самом однозвездочном театре есть такая штука, называется "Три звонка". Когда антракт подходит к концу, звучит сигнал. Это значит "Давайте, уже, размешивайте сахар в кофе быстрее", второй значит "Да какая разница, что кофе горячий, пейте так…потом водой запьете", после третьего, по правилам этикета, надо уже искать свое место в зале. А не вваливаться, как к себе домой, топать, как кони и проч.

Так вот, второе отделение было классным! Прямо, кусайте локти и пятки, на сцене был контрабасист и ударник из Германии, пианист из Кубы и греческая Агузарова, Мария Маркесини. Рыжая такая, в желтом комбинезоне и леопардовых босоножках. Она прыгала, извивалась, приседала, жужжала, общалась с осветительными приборами, падала со стула, танцевала рок-н-ролл, а потом призналась, что она классическая пианистка.

Вчетвером они играли чрезвычайно хорошо, ну просто умопомрачительно гениально. Особенно нам запомнился пианист, он был так хорошо собой в своем черном костюме, и так страстно стучал по клавишам, что моя Глушко готова была выйти прямо на сцену и попросить у него номер телефона на Кубе.

Маркесини произвела на нас прямо глубочайшее впечатление, мы теперь ее любим, знаем и будем всем советовать. Вы тоже прогуглите, может найдете.

А дальше были четвертый и пятый день фестиваля, но на них я не попала, по причине повышенной сопливости моего малыша. Однако, моя знакомая обещала мне фото с закрытия, так что если она меня уважает, то будет мне счастье.

До следующего Этноджаза, э-ге-гей!

Еще Columns